Из шумного мегаполиса печник Пчелкин обожает уезжать за сотни километров — куда можно проехать только на полном приводе и преимущественно на пониженной передаче. В багажнике всегда пара ружей и необходимый рабочий инструмент. Ведь зачастую впереди обыкновенное российское бездорожье, лесные озера и охотничьи заказники с десятками изб. И в каждой из них непременно должна быть печь. А значит, работы предстоит много — тяжелой и интересной.

Впрочем, труд печника в большей степени степени умственный, чем физический. Очень часто проект начинается с библиотеки. Например, про знаменитую некогда баню по-черному на сегодняшний день абсолютно нет сведений. Поэтому совсем недавно, прежде чем приступить к выполнению заказа мой собеседник провел два дня в Публичной библиотеке, в отделе редких рукописей. Лишь после этого в ход пошли профессиональные строительные навыки и опыт. Оказалось, что баня по-черному сегодня относится к разряду вещей вполне гламурных. Впрочем, лучше по порядку.

Градация печей выглядит так: отопительные, отопительно-варочные, варочные, уличные комплексы (барбекю, мангалы, коптильни, тандуры и т. д.), камины и очаги, а также банные печи. Последние требуют самого пристального внимания — ведь топятся они около пяти часов и являются вершиной профессионального мастерства.

К сожалению, Виктор Михайлович должен признаться, что настоящий печник всегда большая редкость. Это призвание, да к тому же огромная ответственность. Тех, у кого их нет, выталкивает сама профессия. По менталитету печник — ремесленник, носитель династического опыта, имеющий тенденцию к сохранению самостоятельности. Печники маргинально-индивидуалистичны и крайне плохо поддаются «сбиванию в стадо». Тем не менее в нашем городе, да и в других городах России существуют гильдии печников. В частности, в петербургской, председателем оргкомитета которой является господин Пчелкин, сегодня более 60 человек — печников, трубочистов и иных специалистов, знания, опыт и возможности которых способствуют развитию печного дела. Есть, к примеру, искусствоведы, конструкторы, генеральные директора и менеджеры ведущих печных компаний города.

— Как заказчик выходит на печника?

— Сегодня главным образом через Интернет. Лично у меня есть свой сайт www.kamin78reg.ru. Кроме того, существует сайт гильдии: www.pechsovet.spb.ru Господа заказчики могут зайти и выбрать из десятков печников. А в начале, 15 лет назад, были маленькие объявления на железнодорожных станциях, потом сарафанное радио. Сегодня заказов у высокопрофессиональных печников, настоящих мастеров своего дела, так много, что выполнить их попросту не успеть.

— Как стать печником?

— Есть специальные курсы. Однако из-за отсутствия лицензии Комитета по образованию там не выдают дипломы государственного образца. Да и знания, которые получают печники-неофиты, по правде сказать, оставляют желать лучшего. Получается, что на сегодняшний день практически все печники находятся вне правового поля, и как раз одной из задач гильдии является узаконивание профессии печника. Сегодня большинство печных мастеров работают нелегально, они не трудоустроены, не имеют лицензии для производства трубопечных работ, и это вопиюще несправедливо. Ведь печник — это не только тяжелая физическая работа, требующая терпения и высокой квалификации, но еще и огромная ответственность: заказчик доверяет ему свою жизнь и все имущество.

— А как стали печником вы?

— Да как и многие. Я — дитя перестройки. Инженер, окончил ЛЭТИ, кафедру микроэлектроники и технологии радиоэлектронной аппаратуры, там и работал после получения диплома. А ведь все инженеры-лэтишники — шабашники, в смысле строители. Когда грянула перестройка, мы оказались без работы. Встал вопрос, чем заниматься. Тогда я выбрал для себя маленькую строительную специальность — печник. Окончил курсы. Эти курсы сегодня в городе такие же легендарные, как, скажем, для рок-музыки «Сайгон». Организовал их кооператив «Печора». Каждый второй печник в Питере, из тех, кому сегодня 40–50 лет, в свое время учился именно там.

— На каком этапе строительства дома следует приглашать печника?

— Желательно тогда, когда не нужно ничего разрушать. Когда есть стены, потолочные балки, стропильная система, уже необходимо приглашать печника — чтобы знать, в каком месте нужно делать печной фундамент. Конечно, лучше пригласить печника хотя бы на консультацию одновременно с началом строительных работ — таким образом удастся избежать возможных изменений в дальнейшем. Но идеала, как правило, не получается, что приводит к большим материальным затратам заказчика. Еще лучше — на стадии проектирования дома.

Выбор конструкции печи, выбор примыкания конструкции дома к печи или, скажем, к тепловому агрегату (камину, барбекю), способы дальнейшей реализации элементов пожарной безопасности дома, даже саму мощность печи необходимо определять заранее в каждом случае. Очень часто бывают ошибки заказчика, которые печник может исправить, избавив от лишних затрат. Допустим, исключительно дорогая банная печь из талькохлорита. Дилерам нужно продать товар, однако такая модель отнюдь не всегда подходит по конструкции, мощности и функциональным свойствам. Бывает, что мощность печи и объем банного помещения не соответствуют. Если бюджет проекта печи с установкой может составлять несколько сотен тысяч рублей, то консультация печника обойдется в 5–10 тысяч, но поможет заказчику сэкономить сотни тысяч.

— А если, например, заказчику пришло в голову соорудить печь в доме, где уже живут?

— В ряде случаев это возможно. Однако бывают и непреодолимые препятствия — строительные нормы и правила пожарной безопасности. Для печника это святое. Нарушение их может привести к самым печальным последствиям, иными словами, это вопрос порядочности и профессионализма печника.

В частности, сейчас на одном объекте я вынужден заменять печи модульного типа кирпичными. Дело в том, что модульные не соответствуют поставленным задачам и по мощности, поэтому приходится их демонтировать и сооружать теплоемкие кирпичные печи.

— А что представляет собой печь конструктивно?

— Сама печь — это топка, система дымо­оборотов, узлы примыкания, проходы через кровлю, гидроизоляция и т. д. Желательно топку делать из шамотного кирпича. Ведь печь постоянно испытывает термоциклические нагрузки. А в нашем суровом климате иногда приходится топить и дважды в день — это довольно тяжелый режим, и выдерживает его только шамотный кирпич.

— Он чем-то отличается от обычного строительного?

— Конечно. Его изготавливают из специальной огнеупорной глины по технологии, несколько отличной от традиционной. Кстати, печного кирпича на сегодняшний день в России действительно нет. Не так давно Гильдия печников по инициативе компании «Победа ЛСР» провела заседание, на котором обсуждалась разработка технического задания по выпуску печного кирпича. Если вдуматься, печного не нужно так много, как строительного.

От обычного он отличается не только качественным содержанием, то есть технологией подготовки исходного материала — шихты, но и размерами. Первейшее условие — это кратность длин всех сторон; соответственно, размер такого кирпича может быть 65 х 135 х 275 мм, тогда печник сможет использовать его в разных проекциях. Сейчас весь выпускаемый у нас кирпич непригоден для печной кладки и соответствует так называемому немецкому стандарту, принятому еще в 1925 году.

— А как же тогда до сих пор печи кладут в России?

— Приходится выкручиваться: использовать шамотный кирпич для наиболее теплонапряженных элементов конструкции печи. Для обработки кирпича у печника есть мощный инструментарий: распиловочные станки, отрезные машины, шарошки (точильный камень, который надевается на углошлифовальную машину), «липучки» (надеваются на адаптер для шлифования камней) и т. д. Используются те же приемы, что и в камнеоб­работке. Иными словами, покупается кирпич, который служит основой, а дальнейшая обработка его становится заботой печника. Кстати, сегодня некоторые умельцы и раствор сами делают. Это вопрос бюджета или привычки. Я предпочитаю работать с готовым, выверенным по составу и дисперсионным свойствам, — это удобно: человек ведь не дозаторная машина и не может точно отмерить требуемое количество песка или глины. Тем более что сегодня раствор делается на одном песке, завтра — на другом, а значит, пропорции уже разные.

— С чего начинается собственно печь?

— Естественно, с трубы. Главное определиться, труба пройдет через потолочную и стропильную системы. Ведь труба, коренная она (та, что стоит рядом с печкой) или насадная (располагается на печи), должна быть от начала и до конца строго вертикальной. Вот металлическая сэндвич-труба — пожалуйста, с любым изгибом и под любым наклоном.

А для кирпичной печной трубы это огромный недостаток, если она имеет какие-то горизонтальные участки, так называемые борова.

Потолочную и стропильную системы следует пройти, не задевая, на определенных расстояниях, то есть с соблюдением норм пожарной безопасности. Печник забирается на крышу и с помощью отвесов или лазерной линейки определяет, где проходит труба. Только в этом месте и может располагаться печь.

Ну а дальше — обычный процесс. Замешали раствор, выставили первый ряд, причем сначала всухую. Он очень важен, потому как печь должна иметь заданный геометрический размер и форму. Потом кладка — снизу вверх, с проверкой диагоналей и прямоугольности либо тех форм, которыми должна обладать печь. Если это изразцовая печь, то изразцы монтируют до кладки «внутреннего» кирпичного содержания печи. Изразцовая печь, как сказал однажды на интернет-форуме мастер из Чехии, — это вершина печного ремесла, как в изготовлении собственно изразцов, так и в производстве печей. Печная гарнитура может устанавливаться и параллельно с кладкой массива печи, и после окончания ее строительства. Кстати, с печной гарнитурой тоже не очень хорошо дела обстоят. Наиболее креативным ее производителем в России считается Рубцовский литейный завод. Многие печники работают именно с ним и еще с несколькими финскими производителями.

— Насколько тяжелое сооружение печь? И какова средняя производительность печника в месяц?

— Каждый кирпич вместе с раствором весит около 4 кг. На печь уходит от 1 000 до 5 000 кирпичей, соответственно, получается от 4 до 20 тонн.

По поводу производительности отвечу так. Как-то на форуме один заказчик спросил: «Как быстро печник может сложить печь на тысячу кирпичей? Мне обещали за три дня». Я ответил, что опытный печник будет работать дней 10–12, не меньше. А если это печник неопытный, то и за три дня уложится. Судите сами. Мастер в среднем кладет за день 100–200 кирпичей. И это предел, потому что к каждому кирпичу необходимо приложить уровень, проверить его по горизонтали и по вертикали, потом выложить ряд и еще раз каждый кирпич проверить правилкой — опять же в двух проекциях. Более того, каждый кирпич необходимо обработать и подготовить — снять фаски, придать форму. Для сравнения: каменщик с помощником кладут порядка 3–4 куба в день; в одном кубе около 450 кирпичей — получается около 1,5 тысячи кирпичей в день.

К сожалению, печник не может работать как каменщик, но ведь и каменщик не может работать как печник: у них разные приемы, техника и навыки.

Видимо, почувствовав, что лимит способностей корреспондента к восприятию точных цифр и технических подробностей ремесла исчерпан, собеседник перевел разговор в иное русло. Виктор Михайлович с удовольствием рассказал о своих любимых моделях печей, о различных стилизациях современных печных конструкций, о собственных эстетических пристрастиях в создании печей.

Выяснилось, что господин Пчелкин был и остается приверженцем минимализма и уверен, что высший пилотаж заключается в том, чтобы добиться наибольшей выразительности простыми формами. Виктору Михайловичу приходилось, к примеру, строить печи, стилизованные под нарочитую небрежность. Стоит ли говорить, что такая «естественность» якобы разваливающейся фактуры требует тщательной проработки. Ведь внешние «трещины», сколы, стихийно выпирающие кирпичи ни в коем случае не должны менять функциональность печи.

Примечание

Парадокс в том, что, когда печник делает насыщенную в декоративном отношении модель — со всевозможными полочками, арками, выступами и т. д., — ему очень сложно не понизить прочностные характеристики печи.

Ведь мастеру необходимо воспроизвести заданную конструкцию: топку, теплосъемную поверхность, дымообороты, колпаковые системы, противоточные и т. д. И он должен нащупать ту тонкую грань, когда эстетика не влияет на внутреннее содержание. У печника небольшая свобода для художественного творчества: наружная поверхность печи.

«Печник может проявить свое мастерство и свое желание что-то сотворить как художник только в кирпиче. Остальное — декорирование. У меня есть модели изразцовых печей, они удивительно красивы. Но печник не имеет к этому никакого отношения. Он сборщик. Его задача — аккуратно и точно воспроизвести. А изразцами занимаются керамисты. Лично я получаю огромное удовольствие, собирая изразцовые печи», — сказал мастер Пчелкин.

Виктор Михайлович признался, что печное ремесло — довольно консервативная часть строительной индустрии. Отчасти это мешает внедрению новых технологий: сплошь и рядом используются разработки вековой и более давности. Но, с другой стороны, именно подобный консерватизм служит залогом стабильности печного ремесла. А значит, позитива в нем куда больше.