— Сергей Валентинович, понятно, что проблему кризиса никак не обойти. Первый вопрос: получается ли выживать в новых неблагоприятных условиях?

— Получается не только выживать, но и открывать для себя новые горизонты деятельности. Конечно, нечестно было бы утверждать, что кризис нас не коснулся и мы сохраняем прежние темпы развития. Разумеется, это не так, и проблем у нас, как и у всех, немало. Но наличие проблем вовсе не означает, что состояние дел катастрофическое и надо срочно сворачивать бизнес. Работать нужно уметь в любых условиях.

— Коль скоро вы продолжаете работать на загородном рынке, давайте поговорим о нынешнем состоянии ваших проектов. Каково положение дел в поселке «Западное солнце»?

— Работа в поселке продолжается, пусть и не теми темпами, какие были намечены. Напомню, что поселок «Западное солнце» расположен на Карельском перешейке, на берегу озера Красавица. По проекту в поселке должно быть 28 домовладений с участками от 15 до 28 соток. Там планировали строить дома из клееного бруса площадью от 170 до 325 кв. м, спроектированные в одном архитектурном стиле.

— И как реализуются эти планы? Не пришлось менять их на ходу?

— Нет, не пришлось. Мы разве что их скорректировали, изменив стратегию застройки. Ранее мы планировали полностью закончить продажу участков, построить все без исключения дома и сдать поселок в эксплуатацию целиком. Теперь решили закончить строительство домов на уже купленных участках. А это примерно 60% всех домов и 70%, если считать по метражу жилой площади. В итоге даже сроки сдачи не изменились — поселок сдается в мае текущего года, как и предусматривалось. Непроданные участки мы резервируем до лучших времен, когда изменится ситуация на рынке. Хочу подчеркнуть: то, что они стоят вдоль дороги, никак не влияет на условия жизни в поселке. Купленные дома расположены на береговой линии, в едином пространстве, и жить в них будет очень удобно и комфортно.

— Выходит, можно продуктивно работать и сдавать объекты даже в кризисное время?

— Можно — при условии, что эти объекты уже куплены. Сейчас продажи значительно упали у всех компаний, и в самом тяжелом положении оказались те, кто к началу кризиса только выводил продукт на рынок. У нас же сделки по большей части состоялись до кризиса, и сейчас мы имеем своеобразную подушку безопасности. То есть строительство поселка продолжается, сотрудники задействованы и получают стабильную зарплату, а это позволяет сохранить кадры, ресурсы — в общем, сохранить компанию как таковую.

— Вы сказали: продажи упали значительно. А на сколько именно?

— Продажи упали процентов на 50 — это очень серьезное падение. Но отмечается не только снижение спроса. Сегодня изменились пожелания клиентов, которые стали гораздо осторожнее, — востребованы участки и дома меньшей площади, причем строительство нередко отодвигается на перспективу. Сейчас многие заказывают строительство второстепенных объектов — бань, гостевых домов и т. п. Что касается возведения основного дома, то идти на риск, решившись на масштабную стройку, готов далеко не каждый приобретатель участка.

— Продолжается ли реализация проекта под названием «Дома для Севера»?

— Продолжается, причем иногда самым неожиданным образом. В прошлом году проект пребывал на стадии идеи — вполне здравой и продуктивной. Как мы выяснили, в северных регионах, сколь ни удивительно, строят мало деревянных домов, предпочитая каменные с утеплением. Мы решили заполнить эту пустующую нишу рынка, и тут разразился кризис. Тем не менее компания не отказалась от разработанной идеи и направила своих представителей в северные регионы, в частности в Ханты-Мансийский национальный округ, где получила заказы на такие дома. Как выяснилось, в добывающих регионах, несмотря на мировой кризис, всегда есть работа, доход, а значит, и средства на строительство индивидуального загородного жилья. Нефть может падать в цене, но потреблять ее все равно не перестают, поэтому создается спрос на рынке загородного домостроения. В скором времени мы начнем там сборку первого дома, а затем и остальных. Надо сказать, это для нас счастливая находка: в кризисное время Ханты-Мансийский регион способен нас поддержать и помочь выйти из сложного положения, в котором оказался наш сегмент рынка.

— А какие неожиданности вы имели в виду?

— Это неожиданности географические. Помните Колумба, который поплыл на запад, чтобы попасть на восток? Вот и мы отправились на север, чтобы в итоге оказаться на юге. Дело в том, что многие жители тех самых добывающих регионов предпочитают строить дома не там, где работают, а в южных районах страны. Например, в курортных зонах Краснодарского края. Кто-то строит такой дом для себя, кто-то планирует сдавать его в аренду и извлекать прибыль, и для нас это новый фронт работ. Такое обстоятельство подарило нашей компании неожиданную возможность поработать в том регионе, куда мы никак не рассчитывали попасть со своими проектами и наработками. Однако попали, и в скором времени начинаем работу в коттеджном поселке в Анапе. Компания построит в этом поселке 8 коттеджей, а в дальнейшем, я думаю, будут и другие заказы.

— То есть кризис заставляет осваивать другие регионы?

— Получается, что так. И это продуктивное следствие кризиса, поскольку в будущем серьезные домостроительные компании будут стремиться работать в масштабах страны, а не только в своем регионе. Вполне естественная тенденция.

— У вас, насколько известно, есть собственное производство высококачественного клееного бруса. Вы не остановили его

— Нет — зачем останавливать, если работа продолжается? Как я говорил, мы работаем в поселке «Западное солнце», строим в других регионах, а значит, наш стеновой материал востребован. Другое дело — отсутствие былых масштабов производства, из-за чего приходится сокращать рабочие места. Сокращение входит в комплекс антикризисных мер, хотя костяк трудового коллектива мы сохранили и надеемся не лишиться его. Сейчас производство обеспечено заказами до лета.

— А как вы смотрите на положение на рынке в целом? В декабре на «круглом столе» вы довольно пессимистично отозвались о перспективах развития рынка загородного домостроения…

— Как ни странно, сейчас я смотрю на ситуацию более позитивно, чем тогда. Какой-никакой спрос все-таки появился, и заказчики появились, то есть все не так плохо, как представлялось. Хотя четкого понимания, когда же все эти катаклизмы закончатся, пока нет. В связи с этим очень важно понять, как себя вести в условиях такой неопределенности. Каждая компания отвечает на этот вопрос по-своему. Одни считают, что надо любой ценой продержаться до осени, к тому времени кризис обязательно закончится и мы начнем работать в прежнем режиме, получая такую же прибыль, как и раньше. Другие компании считают, что кризис может продолжаться долго, следовательно, надо либо закрывать компанию, либо научиться получать прибыль и в неблагоприятных условиях.

— Каким компаниям в этой ситуации легче: мелким или крупным?

— Труднее сейчас крупным компаниям — у них серьезное падение спроса ведет к очень сильному снижению доходности. У маленьких компаний в силу небольших объемов деятельности это снижение не столь катастрофично. С другой стороны, в создавшейся ситуации мелкие компании очень легко могут потерять независимость, то есть оказаться поглощенными крупными компаниями.

И эта тенденция, без сомнения, будет развиваться, в связи с чем мелкие компании, стараясь выгодно продать активы, будут всячески выпячивать свои достоинства. Словом, будет увеличиваться количество слияний и поглощений на рынке.

— А клиенту в этих условиях будет лучше или хуже?

— У клиентов возрастают риски. Вы можете прийти в компанию, заключить с ней договор, а спустя три месяца она прекратит свое существование, причем в плановом порядке. Более мягкий вариант — если компания будет продана более крупному игроку рынка, тогда хотя бы есть с кого спросить.

— Какую линию поведения с клиентами выбрала ваша компания?

— Мы выбрали открытость. Не надо вводить клиента в заблуждение — лучше ему нарисовать истинную картину. Мы полностью раскрываем карты, придерживаемся принципа прозрачности деятельности, в результате чего проще и легче и нам, и нашим клиентам. Скажу без ложного пафоса: у нас есть ресурсы, для того чтобы пережить кризис. Мы рассчитываем сохранить золотой фонд сотрудников, жить без финансовых обременений (то есть без кредитов) и не потерять ни одного клиента. При этом мы говорим заказчикам, что собираемся работать и выполнять взятые обязательства. Все это — залог успешного преодоления кризиса, который когда-нибудь, конечно же, кончится.

— В заключение — о вашей бане в Антарктиде. Говорят, есть какие-то интересные новости…

— Да, новости есть, что удивляет даже нас. Объект вроде бы давно сдан в эксплуатацию, но история его на этом не закончена. Насколько нам известно, эта баня вошла в десятку самых известных мест в Антарктиде. Там, в частности, недавно побывал князь Монако Альберт II и отзывался с восторгом. Поэтому сейчас мы пишем письмо князю с предложением выстроить ему такую же деревянную баню в Монако и рассчитываем получить положительный ответ.