Корреспондент журнала «Загородное обозрение» встретилась с актером и узнала, как Ивану удается «фанатеть» от всего, чем он занимается, уделять всем своим детям одинаковое время, быть актером, но не притворяться, а также дружно жить со всей семьей в новом доме.

— Иван, вы часто говорите, что любите многое делать своими руками, в том числе и «ювелирку». В доме есть вещи, сделанные вашими руками?

— Помимо «ювелирки», вся электроника моя. Не электрическая часть, а электронная. Электрическую часть должен все же делать специалист. Всю электронику я сделал сам. Я люблю все визуально тяжелое, как в бункере. При этом чтобы все убрано было, нигде никаких проводов не торчало, видеокамеры везде. И чистенько, как в подводной лодке.

— Оказывается, вы фанат электроники?..

— Я фанат всего, чем занимаюсь, будь то кинематограф, электроника, дети или «ювелирка». Я ко всему подхожу с душой и открытым сердцем и не могу сделать что-то плохо. Очень кропотливо выполняю любую работу. Даже в своих ювелирных украшениях, где можно наляпать камень на серебро или золото и выдать это за шедевр, я делаю все по правилам. Камни сами по себе ничего не стоят, главное — правильно подать их. Под каждый, даже самый незначительный, камень в самом дешевом моем изделии подведен выводной канал — это трудно, но так положено, чтобы камень дышал. В общем, я могу говорить об этом бесконечно, так что предлагаю перейти на другую тему — мы же не по поводу «ювелирки» встретились…

— Вы пару лет назад переехали в новый дом за городом. Как вы там устроились? Есть ли у вас в доме любимое место?

— Кабинет. Мы въехали недавно, у нас еще не очень все обустроено. Ремонт сделан, дизайн, конечно, учитываем, но нет возможности довести до совершенства, когда в доме много маленьких детей. Когда они растут, мы не так внимательно относимся к выбору обоев. Потому что все равно обои будут расписаны фломастерами. Я хотел красный кирпич выложить, но он холодный. Деревом хотел все обить, но Оксанка сказала: «Я в баре жить не буду».

— Как вы все уживаетесь в доме? Шестеро детей — не шутка, наверное, места всегда мало…

— Да, иногда я просто не понимаю, где я и что происходит вокруг. Кто-то из детей грызет провод Интернета, кто-то кому-то «жевачку» в волосы клеит… Мне действительно кажется, что живу с приматами. В такие моменты я понимаю, как Оксанке тяжело с ними. Сам-то я не так часто с детьми время провожу. А иногда мы так устаем в нашем зоопарке, что отдаем детей няне, а сами уезжаем на пару дней куда-нибудь отдохнуть. Но уже к вечеру первого дня начинаем скучать и строчить эсэмэски детям.

— Есть у вас свои секреты воспитания?

— Особых секретов у нас нет. Главная задача каждого родителя — любить и уважать свое чадо. Мы с Оксаной им ничего не запрещаем. Иногда приходится хитрить, чтобы выдать свое решение за решение ребенка. Но сделать это надо так аккуратно, чтобы тот ничего не заподозрил. Ну и, конечно, мы во всем всех детей поддерживаем. Это залог крепких семейных отношений.

— У вас к каждому ребенку особый подход? Какие у детей склонности?

— Мы стараемся развивать каждое их начинание и радоваться всем успехам. Они сами сочиняют песни и стихи. Но у девочек есть и какой-то технический дар. У меня нет такой тяги, а они все могут завинтить и привинтить. У них талант разбирать и собирать. Постоянно возятся с железками. Даже удивительно. Я больше к цифрам, к электронике привязан. Но Оксанка с детства им конструкторы какие-то покупала — видимо, это сказалось.

— Отцы чаще теплее относятся к дочерям, чем к сыновьям. А вы?

— Да, не скрою. Я уделяю им больше внимания, ведь кроме отцовской на мне еще лежит мужская ответственность, я ведь понимаю, что мои девочки — будущие женщины, надо относиться к ним, как мужчина к женщинам, а не как папа к маленьким детям. Тогда они будут правильно себя ощущать с детства. Не зря говорят: если папа любил свою дочь с детства, ее будут любить и другие мужчины.

— Какая самая необычная вещь в вашем доме?

— У нас дома в одной из детских висят уникальные часы ручной работы в виде гробика, в стиле Тима Бертона. Для нас их специально изготовила одна часовая фабрика по моему эскизу. Они хоть и в виде гроба, но очень милые и хорошо вписались в детский интерьер.

— Детские у вас обставлены как-то особенно?

— В детских у нас пластиковые маленькие стульчики и стол, пока дорогой красивой мебелью не заморачиваемся. Шарики везде разбросаны. Дети же падают постоянно, поэтому у нас все мягкое, чтобы они головы себе не разбили. Вот подрастут, тогда будем думать о красивом дизайне.

— Иван, вы часто говорите, что не умеете притворяться, но в кинематографе без этого качества ведь не добьешься успеха? Или вы считаете, что можно оперировать другими понятиями?

— Я правда не умею притворяться, наверное, поэтому, когда играю в кино, стараюсь представить себя на месте своего персонажа. Думаю, что именно неумение и нежелание что-то из себя изображать и помогает мне в жизни: я такой, какой я есть. Кому-то это нравится, кому-то не очень, но для меня главный критерий успеха и свободы заключается как раз в возможности быть самим собой.

— Иван, вы публичная личность, теперь еще и работаете с модным брендом BAON. Приходится постоянно следить за собой. Как вы относитесь к моде? Следите за ее веяниями?

— Я люблю простую одежду. У меня дома целая коллекция всевозможных футболок, которые чаще всего покупает Оксанка. Также я обладатель большой коллекции зауженной джинсы, она лежит у меня дома штабелями. Помимо этого, я люблю яркие рубашки и всевозможные аксессуары. Но вообще мой любимый цвет желтый — я люблю яркую одежду. За модой особо не слежу, потому что это нереально. Она так быстро меняется, что если решишь за ней следить, то все гонорары придется тратить исключительно на трендовую одежду. Просто надо найти свой стиль, понять, что тебе близко, и придерживаться своей линии.

— Кто вам помогает с выбором одежды, кроме жены? К стилистам прислушиваетесь?

— Я следую рекомендациям стилистов только на работе, будь то съемки или какая-нибудь рекламная кампания. В повседневной жизни я прислушиваюсь только к советам жены и детей.

— Почему вы согласились работать с BAON? Каким видите свое участие в развитии этой марки в России?

— Мне близки и миссия, и стратегия компании BAON, меня вдохновляют те проекты, которые мы вместе будем воплощать в жизнь, а самое главное — мне нравится эта одежда. Я отвечаю за креативную стратегию бренда, к разработке которой я уже приступил. Возможно, я буду участвовать в создании новой коллекции, и у меня есть идеи по поводу запуска специальной линии одежды. Скажу, что мы уже ведем переговоры о создании совместной коллекции с одним знаменитым мировым кутюрье. На данный момент у компании BAON больше 150 магазинов по всей России, и вместе мы планируем увеличить их число.

— Поделитесь технологией: как у вас появляются новые креативные идеи? Есть какая-то специальная методика? Что вдохновляет, ведь вы просто фонтанируете яркими поступками, переменами в жизни.

— Честно говоря, никакой специальной технологии у меня нет, просто я люблю то, чем занимаюсь, и очень рад, что у меня хорошо получается делать то, что я делаю. Открою секрет: для того чтобы быть счастливым человеком, нужно иметь большую семью, которая всегда поддерживает тебя и вдохновляет на новые открытия.