Семейная жизнь и рождение первенца не мешают Ляйсан оставаться в числе медийных персон. Совсем недавно она стала лицом Мехового дома ADMIRAL.

— Ляйсан, вы с Павлом поженились в сентябре 2012 года, но об этом мало кто знал — свадьбы в привычном формате у вас не было. От такой звездной пары ждут совсем другого… — Мы не могли иначе. В память о маме, которой не стало в марте того же года. Я очень переживала, Павел был все время рядом. А потом мы пошли в загс и расписались. В самой обычной одежде, без белого платья и фаты. Отметили вечером в кругу самых близких людей: семьи Паши и моих бабушки и дедушки. — Свадебное путешествие вы тоже отменили? — Да, не поехали. Нам и так было хорошо. Мы ходили в музеи, очень много гуляли по Москве. Это удивительно приятно — не подчинять свою жизнь жесткому расписанию делового дня, как мне приходилось всю жизнь, сначала в пользу спорта, а потом из-за напряженной работы. Выспаться, спокойно приготовить завтрак, никуда не спеша провести утро в доме, посвятить время себе — это уже счастье… А еще очень скоро я поняла, что беременна. — В прессе много писали о том, что вы провели почти всю беременность в Испании. Что вас там привлекало? — Испания — это море, солнце и необыкновенная архитектура. Меня покорили Барселона, Гранада с ее невероятно красивым дворцом Альгамбра… Мы с Павлом очень много ездили, хоть я была беременна. С радостью провела бы Испании целый год, но настало время рожать, мы решили делать это в Майями. — Не доверяете отечественной медицине? — Просто у врачей там совсем не такой, как в России, подход к беременности. Они действуют по принципу: «Если женщине хорошо, то ребенку тоже». Вы где-нибудь у нас видели, чтобы беременным врачи разрешали бокал вина? Вряд ли… Но это просто иллюстрация иного отношения, дело, конечно, в другом. Во время родов меня удивила сама атмосфера — очень легкая. Все улыбались, шутили, но при этом четко делали все, что необходимо. — Вы уже давно живете в Подмосковье, на Новорижском шоссе, — до свадьбы, и после, и сейчас, когда родился малыш. Что вы считаете особенно важным в загородной жизни, важным для всех людей? — Знаете, я не люблю спортивные залы и всегда говорю, что я против тренажеров в любом их проявлении. Я опираюсь на то, что эти аппараты появились на Земле относительно недавно. Вспомните Древнюю Грецию, Рим, где бегом, плаванием и какими-то другими несложными упражнениями люди держали себя в уникальной форме. Позже стали проводить Олимпийские игры, но тренажеров по-прежнему не было. И я считаю, чем изводить себя на тренажерах, лучше поплавать часа два-три. В воде очень хорошо сжигаются калории, и выходишь из нее легкий, со здоровым аппетитом — обмен веществ намного интенсивнее. Поэтому я советую плавать. А если бегать, то не по асфальту, а по земле или песку, не боясь замарать кроссовки. — По песку, пожалуй, не каждый сможет пробежаться… — Тяжеловато, но это очень полезно, особенно по горячему песку: будет стимул бежать быстрее. Все это можно делать на пляже, даже пресс качать. Я люблю утром на пляже делать зарядку. Люди сначала смотрят на меня, а потом кто-то даже присоединяется. И это идея моей гимнастики: все очень просто, все доступно, и никакой зависимости от спортзала… Я зависимость вообще не люблю. В городе не найти места для таких занятий, а за городом — другое дело. — Когда приходишь к вам домой, понятно, что пришел в гости к спортсменке? У вас есть «стена славы»? — Я не живу старыми наградами и прошлыми заслугами. Это было в моей жизни, это колоссальный вклад в мое становление, опыт, в какой-то степени дисциплина, я многое вынесла из прошлого, но я иду в завтрашний день. Поэтому кубки, конечно, есть, но акцент на них не делаем. — А какие-то «трофеи» из путешествий становятся частью вашего интерьера? — Вы будете смеяться, но я охотник за красивыми фотографиями женского тела. Не порно, а именно красивые художественные снимки обнаженных женщин, женщин с мужчинами, одетых в джинсы и простые рубашки, например, но не целующихся — это уже пошло. И мне нравится такой же живой интерьер, какой-нибудь столик в форме женского тела, стул в виде человеческого тела. Это очень красиво и необычно. Возможно, я какой-то эротоман — за такими вещами я действительно гоняюсь (Смеется.). И если вижу в какой-то стране подобное, то приобретаю. Я люблю, чтобы вещи оставляли место для фантазии, чтобы тот или иной предмет мог найти свое место в моем мире. Интересны изделия из дерева: вот две фигуры смотрят друг на друга, и что будет дальше, знают только они… Друзья, помня об этой моей страсти, привозят мне такие подарки из своих путешествий. — Когда вы делаете ремонт в доме, к дизайнерам обращаетесь или сами руководите процессом? — Я всегда прислушиваюсь тому, что говорят дизайнеры, задаю вопросы, но не люблю, когда выставляют огромный счет за дизайн, а делают совершенно чуждый тебе интерьер, не такой, как ты хотела. Потом приходится либо жить в неуютной обстановке, либо тратить еще больше денег, чтобы все переделать. Разумеется, с дизайнером общаться нужно, и можно ему доверять, но необходимо контролировать работу на каждом шагу, чтобы в итоге не получить дом, в котором будет некомфортно жить. — Ляйсан, у вас много поклонников, вас очень любят. Как думаете, с чем это связано? — У нас в стране, каких бы званий ты ни добился, сколько бы у тебя ни было корочек, не факт, что простые люди тебя приз­нают. А я, можно сказать, баловень судьбы, потому что меня правильно воспринимают. И не за красивые глаза, а именно за мою историю, за то, что было со мной в связи с болезнью и уходом из спорта, и за то, что при всем этом я осталась человеком, а не превратилась в этакую стерву, которая всем мстит. Обожаю свою семью, своих родных, свою малую Родину — Раевку. И абсолютно искренне готова делиться со всеми своими знаниями физики, и на собственном примере показываю, что можно выглядеть очень спортивно, давно закончив карьеру... Надеюсь, и дальше продолжать в том же духе и не потерять народную любовь, а завоевать еще. — Ляйсан, расскажите о своей семье. — У меня чудесная семья, Павел — хороший муж, который поддерживает меня в любой ситуации, всегда готов прийти на помощь. Мы души не чаем в нашем сыне. Одним словом, у нас замечательная семья.