— Елена, у вас здесь так тихо и спокойно, как будто никакого залива рядом…

— Нам нравится атмосфера Курортного района. Прежде чем построить этот дом, мы жили неподалеку, в Солнечном, на арендованной госдаче и прикипели к этим местам.
Местность у нас историческая. Здесь многое связано с Репиным: рядом «Пенаты», а Илья Ефимович был придирчив при выборе мест для своих дач. В шаговой доступности Финский залив, вокруг сосны. Дюны считаются любимой смотровой площадкой художника, это одно из самых высоких мест на заливе — зимой мы катаемся там на лыжах.
Мы искали небольшой участок, поскольку не хотели лишних хлопот по уходу за ландшафтом.

— Для кого-то дачная жизнь, уход за садом ассоциируются с пенсионным возрастом.

— Возможно, это справедливо для людей, у которых перед глазами остался образ дач нашего детства: грядки, удобства во дворе.
Наш опыт иной. Мы создавали пространство для жизни. Строительство дома для нас с мужем было сознательным решением. Игорь — архитектор, и строил дом, понимая, что главное в нем ambiance. А я понимала, что для уюта дому нужны горячие пироги и гости. Так и было сделано! Игорь построил дом, а я создала атмосферу, в которой зашумели голоса и поселились уют и тепло.
Как-то Анастасия Мельникова в роли телеведущей спросила меня о наших семейных традициях. И я поняла, что, хотя у нас происходит масса интересного, на традицию ничего не тянет. После интервью я срочно учредила традицию: лепить вместе с друзьями пельмени под девизом «Лепят все!».


Смелое было решение — ведь на тот момент я ни разу не делала пельмени! Но я знала, что с фаршем все будет отлично. Будучи человеком, в родословной которого намешано много культур, я хорошо чувствую, как обращаться с мясом, я его «вижу», как математик уравнение. А с пельменным тестом до тех пор дела не имела. К счастью, это взяла на себя моя подруга, сибирячка, и тесто получается исключительное. В программу входит еще солянка от нашего друга ресторатора Леонида Гарбара.
Смысл затеи в неспешных разговорах. Обычно ведь встречи в гостях сводятся или к организованным возлияниям, или к обсуждению новостей. А занятость рук задает особый характер беседы, особенно когда за столом творческие люди, телеведущие, актеры, режиссеры. Теперь и дети в этом действе участвуют с удовольствием.

— Насколько близкие отношения у вас сложились с соседями?

— После новоселья, помню, намеревалась сходить с пирогом к соседям, познакомиться поближе, но не смогла. Внутренний голос подсказал: здесь так не заведено. В поселке все вежливы друг с другом, благочинны.
Правда, мне однажды довелось побывать на общем собрании — вспомнила фильм «Гараж» и ретировалась. Одного собрания мне хватило, чтобы понять: во многом мы садоводство. Еще открыла для себя, что самые злостные неплательщики — это обеспеченные люди.

— К выбору одежды тоже есть два противоположных подхода. Или ты «истинная женщина», и всегда нарядная, или настолько самодостаточна, что можешь позволить себе ходить в кроссовках. Вы, наверное, за первый?

— Во времена Елизаветы и Екатерины все европейские моды в России были переукрашены, у нас была своя интерпретация. Мы до сих пор все восхищаемся этими платьями. Когда у нас после все обезличивающего «совка» появилась возможность «одеваться», результат получился вызывающим. Откуда было взяться культуре одевания, умению сочетать модные тенденции? Сегодня мы уже перестали выглядеть смешно. Разве что девушки, у которых задача выйти замуж, выгуливают экстремальные каблуки там, где можно обойтись кроссовками. Как только они находят, кого искали, начинают прекрасно разбираться в моде.
Я за серединку: поиск баланса — очень модельерская история. К тем, кто так самодостаточен, что не уделяет внимание одежде, у меня вопрос об уважении к собеседнику, который может подумать, что вам безразлично его отношение. Вы хотите продемонстрировать неуважение? Слишком «причепуренный» вид наводит на мысль о проблемах с внутренней гармонией: насколько она задавлена и есть ли вообще?
Ни одни, ни вторые не относятся к одежде как к инструментарию. Я же в ней вижу инструмент в чистом виде. Она создает образ, одеждой ты сообщаешь то, что считаешь необходимым. Ролан Барт пишет, что про обнаженного человека нельзя сказать ничего! Когда он одет, понятно — клерк это, художник или актриса, чудак или сноб. Мы можем управлять впечатлением о себе. Одежда способна как защищать, так и разоблачать. Если не хотим, чтобы в нас сегодня определили художника, — наденем строгий костюм…

— Ваш дом совсем не похож на крепость. И он изменился со времени нашей встречи несколько лет назад.

— Не было задачи создать родовое гнездо на века, которое надо хранить и беречь в неизменном виде. Этот дом мы задумали так, чтобы он, старея, хорошел — как картина или мебель. У нас появилась старинная скульптура индийской богини Гуан Линь, новые картины — это внесло перемены в дом.
Но спокойно могу себе представить, что у нас будет другой дом. Мой муж Игорь видит его одноэтажным, стелющимся, в ландшафте. Для него дом еще и архитектурное детище, полигон для воплощения идей. Я мечтаю о большом пространстве, может быть, гараже или лофте, чтобы разместить скульптуры, хочу много стен — под картины. Всегда уважала тех, кто ставил в саду не раскрашенные гипсовые фигурки, а хорошую скульптуру.

Фото: Александр ЗЫКОВ
Дизайн интерьера: Игорь СТЕПАНОВ