Написанными им книгами, в частности «Искусство управления миром» и «Практический курс управления Переменами», зачитываются, чтобы понять, как устроено мироздание. Полиглот, советник руководителей нескольких крупных корпораций Виногродский поделился своими знаниями и с читателями «Загородного обозрения».
Такого интервью в моей жизни еще не было и уже, наверное, не будет. Интервьюируемый, босой и тотально, феерически непринужденный, в процессе нашей беседы играл на флейте, «инкрустировал» иероглифами свои рисунки, отвечал на важные звонки и даже вел прямой репортаж во Всемирную сеть через свой мобильный. И, конечно же, мы пили чай, приготовленный по всем канонам китайской церемонии, — ведь Бронислава Брониславовича считают родоначальником чайного движения не только в России, но и в Европе.

— Расскажите, пожалуйста, есть ли у китайцев стремление жить в деревне?
— Это тенденция буквально последних нескольких лет. До этого в Китае тоже были элитные поселения на небольших участках земли, с довольно неуклюжими домами. Сейчас у них появились новые возможности, проложены дороги, и многие выезжают в деревни. Недавно был в провинции Сычуань. Недалеко туристический центр, древние монастыри. Именно здесь, в преддверии гор, я наблюдал новые дачные массивы. Но никогда в Китае этот тренд не будет общим: в стране много людей и мало земли.

— А исконно китайский дом, каким он был и каков он сейчас?
— Большой, в 2-3 этажа, с внутренним двором и разного рода пристройками, с садом. В таком доме жила огромная семья. Традиционный китайский дом невероятно экологичен. Сегодня западный мир очень настойчиво проникает в Китай, и остается все меньше и меньше возможностей жить традиционно. Строится стандартное современное жилье по западному образцу, в котором истинно китайского крайне мало. В России похожая ситуация: после окончания переходного периода от русского дореволюционного строительства к современному, пройдя этот ублюдочный советский вариант частных домов, стали строить западные коттеджи. Но все равно русские стремятся строить из дерева: избы, рубленые бани. В Китае такого нет. Там дорогая земля, дорогое дерево, и строительство деревянного дома требует огромных затрат.

— Дерево ценится в Китае?
— У современных китайцев дерево ассоциируется с экологичностью, а экологичность — это уже лакшери. Они же видят, как с этим обстоит дело в Европе. Дерева мало, и оно дорого даже не по себестоимости — дорого по статусу. Переездом в экологически чистые места, в деревянные дома интересуется очень узкая прослойка: художники, каллиграфы, творческие люди. Вообще, экологичность в Китае очень дорогая. Там мало экологически чистых продуктов в продаже, почти нет экологических ресторанов. В стране, где мало земли, важно получить как можно больше урожаев с каждого гектара. Широко используются удобрения, и продукты уже не могут считаться органическими или экологически безопасными.

— Давайте поговорим о фэн-шуй. Скептики уверяют, что это выдумка и в Китае о нем никто ничего не знает.
— Это неправда, фэн-шуй существует. В свое время китайцы прорыли Великий Китайский канал, в первую очередь в целях фэн-шуй: чтобы шла энергия. Надо понимать, что Китай большой. Фэн-шуй по-разному бытует в разных районах Китая, совершенно иначе проявляется в городе, чем в деревне. В городе большие проекты сейчас обязательно реализуют с учетом фэн-шуй, его специально изучают архитекторы и т. д. В Гонконге, в Гуанчжоу это непременная часть культуры. Что касается деревни, то там все традиционно привязывалось к фэн-шуй-конструкции. Ведь фэн-шуй — это не только устройство дома, но и расположение поселения на местности, привязка могил, вписывание объекта хозяйствования в окружающую среду. Очень важно при этом определиться, где находится «шуйкоу» — отверстие воды, источник водоснабжения для деревни. Нужно учесть направление горных хребтов. А сегодня чаще всего люди получают уже какое-то готовое пространство, и в нем можно только исправлять ошибки. Я воспринимаю это как приятие судьбы. Приятие судьбы — это отсутствие вовлеченности в действие. Но не ленивое прозябание, когда человек не в силах оторвать свои чресла и пойти что-то сделать. Не вовлекаться в суету — это уже приятие судьбы. Все происходит само собой, и правильно происходит только тогда, когда тебе все равно.

— А как вы выбирали свое поместье?
— Я всегда работаю с данностью. Я выбираю вещи, пространства, но не выбираю фэн-шуй, а только потом в любом случае отстраиваю его.

— Как можно отстроить фэн-шуй?
— Я много работаю со своим телом, в китайской традиции. А тело — это основной инструмент, который совершает выбор, тело думает. Надо очень внимательно смотреть, как ты живешь, что у тебя за жилье. Человек часто отдает устройство дома на откуп архитекторам-дизайнерам. Но не надо идти на поводу у моды, нужно попытаться создать свое представление о жилье, в котором ты хочешь жить. Жилье должно быть воплощением твоей мечты. Это очень важно. Это еще не фэн-шуй, но уже достижение. При этом следует понимать, что современный мир очень глупо устроен — в нем трудно почувствовать себя счастливым.

— Новоселам что посоветуете?
— Внимательно прислушиваться к своим ощущениям и не лениться какое-то время все переделывать, переставлять, менять. Не стараться сразу все заставить вещами. Надо понимать, что пространство живое, оно дышит, бьется, трепещет сердцем… Следует услышать и приручить его.
Большое внимание надо уделять тому, на что можно повлиять. Это прежде всего свет. Свет не должен быть агрессивным. Светильники вообще редко выбирают по тому, какой свет они дают, а выбирают по моде и красоте. А это все равно что еду выбирать только по виду, не учитывая ее вкус. Я очень люблю лампады и зажигаю во всех пространствах — они помогают видеть, как ходят потоки воздуха. Они помогают выделить алтарные места, места особой значимости. Не обязательно это делать в китайском стиле. У кого-то икона в красном углу, мусульманские четки в выб­ранном месте… Необходимо, чтобы были места, где собирается дух. Наряду с множеством отдельных дискомфортных кусков пространства, которые неизбежны.

— Грядет год Красной Обезьяны. Чего ждать?
— На небе — в области духа, идеалов будет править огонь. Янский огонь, сильный. А на земле — металл, тоже сильный, янский. Огонь и металл находятся в противоречии: огонь плавит металл, побеждает его, меняет его состояние, преобразует его природу. Это конфликтные отношения, поэтому год будет непростым. Между внутренним и внешним, между верхами и низами, между идеалами и вещественностью будут происходить мощные преобразовательные процессы. Огонь и металл хороши как стихии, которые способны изготовить инструмент. Но, чтобы его изготовить, надо понимать, чего вы хотите. Иначе переплавленный металл не станет оружием, а останется бесформенной грудой.
Уходящий год почти ничего не поменял. Ездили на Мальту — стали ездить в Турцию. Подавляющее большинство не отказали себе в отдыхе. Пармезан как-то пропал, да не пропал… Все чуть-чуть поменялось, но не сильно. А вот в отношении 2016 года следует знать, что в этот раз не удастся спустить все на тормозах. Пос­ле 22 декабря 2015 года уже начнутся изменения.

— Какой мудрой фразой стоит руководствоваться в такие непростые времена?
— Будущее не случается — оно угрожает, а живет человек настоящим.

Фото: пресс-служба Борислава Виногродского