— Сергей Валентинович, так все-таки: когда закончится кризис в малоэтажном домостроении?

— Если верить официальным СМИ, то «свет в конце тоннеля» хорошо виден, а значит, скоро мы выйдем из полосы кризиса. На самом же деле пока нет серьезных оснований считать, что вот-вот начнется экономический подъем. Текущий год может оказаться еще более сложным, чем прошедший, поскольку накопленная «жировая прослойка» потихоньку съедается, а новых заказов почти не поступает. Потенциальные клиенты в принципе имеют деньги, но по-прежнему не торопятся их вкладывать в загородные дома и участки. Кто-то из осторожности, кто-то надеется, что и без того низкие цены завтра упадут еще. Соответственно, снизилась активность инвесторов, новые продавцы услуг тоже не появляются, и рынок, как и раньше, находится в низшей точке падения. Можно назвать это дном блюдца: ниже дна, как известно, не упадешь, но и тенденция подъема еще не проявляется.

— А как же некоторое оживление на рынке, которое отметили отдельные аналитики в конце зимы — начале весны?

— Это оживление, на мой взгляд, носит спонтанный, а также сезонный характер. То есть сегодня оно есть, а завтра его уже нет, поскольку оно не подкреплено серьезными положительными подвижками в макроэкономике.

— Изменились ли в кризисное время приоритеты и требования клиентов?

— Да, приоритеты и требования меняются. В связи с кризисом стало очень важным доверие к компании, которая берется строить дом. Клиент хочет быть уверен, что она внезапно не исчезнет с рынка вместе с его деньгами (а такое, увы, иногда случается). Поэтому нынешние клиенты стараются иметь дело только с надежными, авторитетными компаниями, работающими на рынке давно. Кроме того, повышается уровень требований заказчиков, в том числе к качеству обслуживания. Кризисный рынок — это рынок покупателя, у которого появился более широкий выбор компаний, готовых предложить любые услуги за относительно скромную цену. В этих условиях компании вынуждены повышать качество услуг, что в какой-то мере можно считать положительным следствием кризиса.

— Какие методы работы ваша компания избрала в новой экономической ситуации?

— Для начала скажу о том, чего мы не делаем и не будем делать. Для нас совершенно неприемлем вариант паузы в работе. Некоторые компании придерживаются именно такой стратегии: решают год-другой переждать, свернув деятельность, а в новой ситуации возобновить работу. Мы же считаем эту стратегию неперспективной, поскольку новая ситуация потребует новых стандартов работы. А как разработать такие стандарты, если ничего не делать, а только ждать благоприятных условий?..

— И какие же действия предпринимает компания GREENSIDE?

— В первую очередь мы пытаемся по максимуму выжимать все возможное из ситуации нынешнего рынка. Он ведь не на сто процентов остановился, какие-то клиенты по-прежнему проявляют желание строить дома, вкладывать в это строительство деньги, и наша задача — не упустить такого клиента, создать для него максимально возможный комфорт и удобство во взаимодействии с нами. Естественно, мы избавились от балласта, то есть от тех структур, которые в новых условиях оказались фактически не нужны. Или нужны, но их работу могут выполнить другие структуры. В итоге сотрудники компании сегодня нередко работают, что называется, за себя и за того парня, но кто сказал, что в кризис должно быть легко? Должно быть трудно, и наши сотрудники, к счастью, это хорошо понимают. Ну и, наконец, требуются новые идеи, новые подходы, а также новое позиционирование компании и ее продукции на рынке.

— Такие идеи есть?

— Идеи есть, и сейчас мы проводим их в жизнь. Мы хотим прежде всего сменить место дислокации компании на рынке загородного домостроения. А именно: хотим выйти в верхний сегмент потребителей, назовем его VIP-сегмент. Раньше мы тоже работали с отнюдь не бедными клиентами, но эта клиентура, к обоюдному несчастью, понесла серьезный урон во время кризиса и сейчас малоактивна. VIP-сегмент тоже пострадал, но в меньшей степени. Соответственно, и активность этих заказчиков снизилась не столь существенно.

— Насколько будут востребованы VIP-сегментом рынка дома, построенные из дерева?

— Мы убеждены, что деревянные дома будут востребованы. Дело в том, что область современного деревянного домостроения в принципе считается элитной. Во всяком случае, в Европе и Америке. Там индивидуальный деревянный дом могут себе позволить, как правило, лишь состоятельные люди, «демократичный» же сегмент малоэтажного жилья занимают более дешевые каркасные дома. Сейчас такая же ситуация постепенно складывается и в России. Дерево все меньше ассоциируется с домостроительными технологиями прежних веков, наоборот, оно становится одним их самых современных и перспективных строительных материалов. Тем более что клееный брус, изогнутые клееные конструкции и большепролетные конструкции из дерева позволяют воплотить в жизнь самые смелые архитектурные решения. А современная инженерия может обеспечить современный деревянный дом всеми мыслимыми удобствами.

— Но ведь для перехода на более высокий уровень нужно этому уровню соответствовать, причем в разных аспектах…

— В каких-то аспектах мы уже вполне соответствуем требованиям VIP-сегмента рынка малоэтажного домостроения. К примеру, нам не нужно перестраивать наше производство клееного бруса, поскольку его качество — самое высокое, соответствующее международным стандартам и требованиям. Мы будем вкладывать средства в переоснащение производства, но сравнительно небольшие. Нам не нужно завоевывать авторитет на рынке — за десять лет успешной работы бренд GREENSIDE стал известным и авторитетным. А авторитет компании для наших будущих клиентов — крайне важный фактор, имеющий первостепенное значение при выборе партнера. Опять же, с VIP-клиентурой мы работали и ранее, так что изобретать какие-то стереотипы не придется. Мы теперь просто сфокусируемся на работе с такими клиентами, постараемся сделать их основными в общей массе заказчиков.

— Но что-то менять в работе все-таки придется?

— Безусловно, полностью остаться прежними при всем желании не получится. Первое и главное: мы должны определить новую архитектурную стилистику наших объектов. Наш стеновой материал, как я уже сказал, соответствует самым высоким требованиям, а вот архитектурно-планировочные решения предлагаемых домов должны быть изменены. Это будут уже более сложные проекты, как правило, с большой площадью остекления. Поскольку отечественные проектировщики мало занимаются проектированием таких домов из клееного бруса, мы собираемся привлечь финских партнеров. В этой стране традиции деревянного домостроения развиваются давно, и финские специалисты способны спроектировать дом любой сложности, причем в самом современном стиле.

— Метраж домов также изменится в сторону увеличения?

— Этого требует сама идеология нашей деятельности: согласитесь, вряд ли дом площадью 100–150 кв. м можно считать коттеджем VIP-уровня — на такой площади трудно разместить все, что необходимо для комфортной загородной жизни. Метраж наших домов, конечно, будет увеличиваться, хотя дело не только в количестве квадратных метров. Мы хотим, чтобы наши дома были узнаваемы уже по стилистке, по облику, чтобы коттеджи от GREENSIDE ассоциировались у заказчиков с определенным образом загородного жилья. Вот почему мы столько времени и сил тратим на разработку новых проектов.

— Будет ли обновляться инженерное обеспечение этих домов?

— Это еще одна серьезная задача. Мы, конечно же, будем иначе подходить к инженерному обеспечению своих домов. Для обычного загородного коттеджа достаточно стандартного набора коммуникаций: электричество, отопление, ГВС, ХВС, канализация; в некоторых случаях добавляется телефония и выделенная линия Интернета. В коттедже VIP-уровня, кроме этого, будет обязательной система «Умный дом», позволяющая в автоматическом режиме, а также дистанционно управлять всей домашней инженерией. Кроме того, планируется использовать такие современные разработки, как тепловые насосы, солнечные батареи, — продукты новейших технологий. Причем это оборудование вовсе не обязательно должно быть дорогим, но без него уже нельзя представить современный дом VIP-уровня.

— Этот подход, надо полагать, потребует и иной PR-политики…

— Потребует, безусловно. Поэтому мы уже сейчас думаем о более современной подаче нашей компании, о новом позиционировании — одним словом, активно занимаемся ребрендингом. Мы хотим к концу кризиса (а он рано или поздно закончится) выйти на рынок с новым лицом компании.

— Какие-то иные действия, кроме перехода в другой сегмент рынка, вы рассматривали в качестве возможных стратегий выхода из кризиса?

— Мы рассматривали разные варианты действий. И выйти в сегмент более дешевого жилья, и остаться в своей нише, и, так сказать, покрыть всю поляну. Но все это после определенных размышлений и прикидок показалось нам малоэффективным. То, что мы задумали, обладает наибольшим потенциалом, во всяком случае, в ближайшей перспективе.

— Но как же быть вашим прежним клиентам? Тем, кто хочет построить простой дом из клееного бруса, а не VIP-коттедж?

— Таким клиентам тоже не будет отказа. Как я уже сказал, в нынешней ситуации мы беремся выполнять любые заказы. И, уверяю вас, по-прежнему качественно. Мы не останавливаем работу, мы меняемся на ходу.