Загородная
недвижимость
и все о ней
Выбор сделать
легко!
Коттеджные поселки Загородные дома Квартиры за городом
Пресс-релизы, новости Реклама на портале, в журнале

Интервью

Владимир Васильев: Побеждать сильных соперников приятно

Владимир Васильев, президент и владелец строительного холдинга «Русь», выиграл ралли «Африка Эко Рейс — 2017» в абсолютном зачете. Ралли-рейд по местам легендарного «Дакара» — это шесть тысяч километров по мавританским пескам и каменистым дорогам Марокко. О впечатлениях от гонки, планах и о домах из клееного бруса Владимир Васильев рассказал нашему журналу.

— Владимир, вы выигрывали Кубок мира по ралли-рейдам и в личном, и в командном зачете, были в пятерке лучших на «Дакаре», в тройке — на «Шелковом пути». Вы действующий чемпион России, и на «Африка Эко Рейс — 2017» стартовали первым номером. Чем важна для вас именно эта победа?

— Все знают, что такое ралли-рейды, все знают «Дакар», но преж­де всего знают «КамАЗы». Они уже приучили нас к победам россиян в категории грузовиков.
В гонках внедорожников — а это самый престижный класс — к лидерству российского экипажа не привыкли. Для меня эта победа важна тем, что в «Африка Эко Рейсе — 2017» много скоростных участков, на которых у наших соперников на багги было преимущество по умолчанию: багги легче, поэ­тому на ровных участках едет быстрее. Поэтому победа в абсолюте рождает совсем другие эмоции, не те, что победа в отдельной категории.
Тем более что многое приходится делать впервые. Мы отказались от немецкого техобслуживания машины, перешли на самостоятельное. Программу пришлось готовить самим с нуля, это непросто и долго. Но мы добились нужного результата.
Я четыре раза участвовал в «Дакаре», и это было уже в Южной Америке. И вот сейчас мы проехали по этим легендарным местам, финишировали на Розовом озере в Сенегале.

— В 2018-м снова поедете в Африку?

— Нет, выбрал «Дакар», хочу улучшить свой результат.

— Благодаря титулу победителя «Африка Эко Рейса» ваш экипаж получит преимущество на старте «Дакара»?

— Номера первой тройки даются по итогам прошлогоднего «Дакара». Нашим лучшим результатом на «Дакаре» был пятый, а ближайший полученный номер на старте был седьмой. Но там вся первая двадцатка: титулованные профессионалы, элита мирового автоспорта в ралли-рейдах. Так что за нами были очень известные гонщики. Посмотрим, что будет в 2018-м. Все же трасса «Дакара» «заточена» под багги.

— В экипаже из двух решительных гонщиков главный — пилот. Бывает ли, что вы едете не так, как говорит штурман?

— Решение всегда принимает пилот, иначе нельзя. Поэтому, наверное, штурману сложнее: он должен полностью полагаться на меня, а цена моей ошибки выше. Если штурман ошибся, мы рискуем пропустить чек-пойнт, потерять время. После того как мы пару раз заблудились, я стал вникать в легенду гонки.
Но это было не с Константином Жильцовым, с ним мы ездим четыре года, и я полностью доверяю его профессионализму. Без доверия вообще не стоит выходить на старт.

— Как вас встречала семья? Домашним тортом?

— Дети нарисовали огромный плакат, метра три. И торт был. У нас в семье это уже традиция: торты только домашней выпечки. В компании к моему возвращению успели сделать на нашем производстве изделий из натурального камня памятный знак с логотипом гонки весом как главный приз «Африка Эко Рейса» — а он больше 10 килограммов.

— Наверное, привезти тяжелый приз было не самым трудным в гонке. Что вас заставляет преодолевать по 700 километров в день, превозмогать усталость, жару, вызволять машину из песка?

— Не всегда из песка. В феврале по снегу поедем — на ралли-рейде «Северный лес» в Карелии, этапе Кубка мира и Чемпионате России одновременно. Знаю как организатор: маршрут проходит по дорогам, копать придется, только если вылетишь с трассы.

— И такое случалось?

— Случалось. В Польше с дороги на большой скорости вылетали, на Abu Dhabi Desert Challenge врезались в дюну. Машины для ралли сконструированы так, чтобы экипаж остался в живых и пострадал минимально, и моя Mini по прочности одна из лучших, но и она не может полностью защитить от травм.
Благодаря ралли вырабатывается особое чутье: за секунду до аварии понять, как ее избежать, и успеть среагировать. Когда я начинал тренироваться в 2011 году, проводил по десять часов в день на льду в машине. Никакие симуляторы реального ощущения спортивной трассы не дают — только тренировки и ралли.
Высоко ценю это чутье. И еще азарт, когда выигрываешь у именитых, титулованных профессионалов с огромным опытом, которые уже десятилетия в автоспорте.
Они могут полностью посвятить себя тренировкам. А я еще дома строю.

— Как вам удается совмещать бизнес, тренировки, поездки в разные концы мира? Для общения с семьей времени, очевидно, совсем мало? Не говоря уже о спокойном дачном досуге, шезлонге, собственных рецептах приготовления мяса?

— Моя семья, жена, три дочери и сын, разделяют мои увлечения, ездят со мной на гонки. Андрей сел за руль электромобиля в два года, а теперь, в шесть лет, осваивает карт — получается неплохо. Хочу, чтобы он научился чувствовать это слияние с машиной и трассой.
На дачу я выбираюсь, могу мясо на огне пожарить. Недавно обзавелся керамическим грилем, теперь только в нем готовлю. Но маринады и заправки — это епархия жены.
Немного завидую тем, у кого есть возможность уезжать на дачу в четверг — и до понедельника. Даже если я еду в пятницу утром в Сосново, где у нас завод, на дачу попадаю к вечеру.
К слову: приезжайте на завод, будете удивлены, уверен. У нас без преувеличений лучшее в России производство клееной древесины. Впечатляет всех, кто видел, и заказчиков домов компании «Русь», и партнеров, в том числе европейских. В прошлом году мы завершили автоматизацию производства большепролетных конструкций, выбрали лучшее оборудование. Ездили, смотрели, сравнивали — и придумали, как сделать лучше, в части логистики и организации производства.

— Ваша дача, разумеется, построена из клееного бруса производства компании «Русь»?

— Да, конечно.

— Вы довольны качеством, тем, как дом держит тепло?

— Дом из клееного бруса необходимо правильно эксплуатировать, главное — соблюдать влажностный режим. Если не пересушивать, дом прекрасно служит долгие годы. Нашему дому пять лет, и в нем все хорошо. Я строю дома из клееного бруса, потому что сам живу в одном из них. Всегда приятно предлагать то, что знаешь и любишь.

Фото: из архива Владимира Васильева, G-Energy Team

Беседовала: Анна Александрова
27.02.2017 | Количество просмотров: 865

Популярные статьи

Дмитрий Майоров: Краеугольные камни — или камни за пазухой?

Есть четыре базовые точки, краеугольных камня, без которых дом может быть отнят, снесен или непригоден для жизни. Привычное пренебрежение требованиями закона уже не столь безопасно, предостерегает Дмитрий Майоров, генеральный директор компании «Русь: Новые Территории».

Сергей Степанов, Антон Гаринов: Загородному рынку нужна ипотека

По итогам прошлого года «Строительный трест» лидировал в продажах на рынке загородной недвижимости бизнес-класса: 14% купленных домов пришлись на проекты «Небо» в Кузьмоловском и «Сад времени» в Петергофе. В этом году стало известно о планах расширения проекта «Сад времени». Что сейчас происходит в коттеджных поселках компании, рассказали директор по продажам Сергей Степанов и руководитель направления загородной недвижимости Антон Гаринов.

Статьи рубрики

Екатерина Гуртовая: В INKERI мы продумали все

Формат малоэтажного жилья, весьма популярный в Финляндии, в России имеет свою специфику. Какие факторы влияют на выбор покупателя, что должен учитывать застройщик при создании проекта, рассказывает директор по маркетингу и продажам компании «ЮИТ Санкт-Петербург» Екатерина Гуртовая.

Дмитрий Стасов: Элитарный функционализм

Довольно часто понятие «элитный» ассоциируется с некой избыточностью, излишеством. Однако по-настоящему элитное домовладение максимально функционально, продуманно, служит своему владельцу, а не отнимает у него силы и время, как считает Дмитрий Стасов, руководитель ТСЖ коттеджного поселка «Классика».

Андрей Смирнов: У меня на даче растут яблочки «от Рахманинова»

Солист группы «Терем-квартет» рассказал, чем ему дорога деревенская жизнь, как в девяностые получал гонорары Стивена Кинга и почему никогда не устает от музыки.

Дмитрий Майоров: Краеугольные камни — или камни за пазухой?

Есть четыре базовые точки, краеугольных камня, без которых дом может быть отнят, снесен или непригоден для жизни. Привычное пренебрежение требованиями закона уже не столь безопасно, предостерегает Дмитрий Майоров, генеральный директор компании «Русь: Новые Территории».