Загородная
недвижимость
и все о ней
Выбор сделать
легко!
Коттеджные поселки Загородные дома Квартиры за городом
Пресс-релизы, новости Реклама на портале, в журнале

Интервью

Владислав Ремиш: Если у мужчины есть семья, он должен построить дом

Красивые дома можно строить в любом архитектурном стиле. А опыт загородной жизни помогает лучше понять заказчика и сделать дом удобным и функциональным, уверен учредитель и коммерческий директор компании Skog Homes Владислав Ремиш.

— Владислав, у вас очень красивый дом! Кто автор проекта?

— Я увидел его в каталоге на одной из выставок в Финляндии, авторы проекта — именитые финские архитекторы Микко Хейккинен и Маркку Комонен, проект получил премию и произвел фурор в Музее современного искусства в Нью-Йорке в 2008 году. Изначально дом был двухэтажный, но по регламенту застройки моего участка нужен был одноэтажный. Я обратился в архитектурную мастерскую «Хейккинен-Комонен Акитектс», где проект доработали под мои требования по функциональности и планировке. По предварительной договоренности все происходило фактически у меня на глазах и заняло несколько дней, домой я вернулся с готовым эскизным проектом.

— Это кажется слишком жестким ограничением, когда нельзя возвести два этажа. Вы знали о регламенте до покупки? По каким критериям выбирали место?

— Я хотел, чтобы участок был лесным и недалеко было озеро, подходящее для хождения на яхте или катере.
К тому моменту у нас с супругой и дочерью был опыт жизни в загородном доме: на время отделки новой квартиры мы арендовали дом в п. Пески, на заливе. Тогда в полной мере ощутил, что такое ездить каждый день в город, а жена — каково быть отрезанной от привычной городской инфраструктуры: магазинов, детсада, культурных мест. Мы поняли, что для постоянного проживания загородный дом нам не подходит. Нам нужна всесезонная дача.
С одной стороны, тихое и уединенное место, условный хутор — это прекрасная возможность полностью отойти от напряженного графика и интенсивного бизнес-общения будней, это подзарядка положительной энергией. Можно построить дом так, чтобы открывающиеся из окон виды на скалы и воду восхищали и нас, и гостей. С другой стороны — проблема: если лето супруга с дочкой проводят в этом доме, то до магазина ни на велосипеде, ни с коляской пешком не добраться.
Посовещавшись, мы решили, что нужен баланс между инфраструктурой рядом и природным окружением, лесом и озером.

— Получилось?

— Да. Рядом с домом есть все, даже озеро с благоустроенным пляжем, где по согласованию с муниципалитетом я построил лодочный гараж. В 700 метрах хороший супермаркет, в двух километрах еще один, огромный, есть два спа-отеля с аквапарками, гольф-поля (пробую себя в этом нелегком спорте). Участок я купил в двухстах метрах от берега. Участок лесной, с соснами. Мы по максимуму сохранили деревья, оставили все замшелые камни. Единственный нюанс: совместить все наши пожелания удалось лишь в Финляндии.
Под Петербургом есть качественные и интересные объекты инфраструктуры, но нет ни одной территории, где было бы все и сразу. Даже жители самого развитого по соцкультбыту Курортного района (из загородных и пригородных) вынуждены, например, закупать продукты на выездах из города — в «Европолисе» или «Лэнде» на Приморском шоссе, в «Окее» на Савушкина. В центре Комарова живописный променад, отличные рестораны, спа-отели и клуб «Дюны», где, безусловно, сложилась своя атмосфера и спаянный коллектив петербургских гольфистов, есть отличные тренеры, небольшое поле. В Лемболове есть озеро, но небольшое, веревочный парк, а таких объектов инфраструктуры, как в Курортном районе, нет. И так далее.

— Вряд ли вы ездите в свой дом каждую неделю?

— Нашему дому восемь лет, и первые годы ездили. Сейчас, когда у нас три дочери, выбраться на выходные сложно: сборы, погрузка, разгрузка... Супруга с дочками проводит там лето, мы выезжаем на новогодние, майские праздники, иногда во время школьных каникул.
Уже ясно, что дом маловат, я несколько недооценил перспективу. Когда разрабатывался проект, мы предусмотрели мастер-спальню, детскую и гостевую комнату, которая могла стать второй детской. Но третью детскую не спланировали.
Правда, я построил отдельный домик-баню, в котором кроме дровяной сауны с каменкой и душевой есть полноценная комната отдыха 35 кв. м, оборудованная всем необходимым для автономной жизни, включая системы хранения, кухонную технику с посудомойкой, ТВ и прочее. Гостям там очень удобно.

— Перестроить основной дом, добавив к нему флигель или пристройку, не получится?

— Нет смысла: в доме четкая логика планировки, он хорош завершенностью облика, внешнего и внутреннего.
В перспективе я планирую построить второй дом на купленном по соседству участке, а нынешний пусть остается детям.

— Видите ли вы сейчас, как ваши заказчики тоже недооценивают семейные перспективы?

— Я пытаюсь понять их, все-таки большинство наших заказчиков молодые люди. По моим меркам, 40 лет — это еще молодость. Даже если они не говорят открыто о планах рождения детей (например, из суеверия), понятно, что такая вероятность есть, и я мягко подвожу их к тому, что лишняя комната может пригодиться…

— Говорят, люди, повзрослевшие после 90-х, мобильны, не хотят обременять себя собственностью, предпочитая арендовать недвижимость.

— В силу специфики бизнеса мы видим ту часть поколения, которая как раз нацелена владеть своим, обосноваться и пустить корни. Другие к нам просто не приходят. Это в основном люди бизнеса, топ-менеджеры, чиновников немного. Я, например, построил дом, когда мне было чуть за тридцать. Это было само собой: если есть семья, мужчина должен построить дом.
Наверное, я по натуре собственник. На людей это не распространяется — всегда оставляю свободное пространство. А материальный мир я люблю создавать и обустраивать по своим представлениям. У мужчины должна быть семья, хотя бы один ребенок, жилье в центре большого города и загородный дом, поз­воляющий сменить обстановку, находясь в собственном поле. У чужой недвижимости другая энергетика.
Дело тут не в «джентльменском наборе» материальных благ, а в осознании своего истинного статуса, столь важном для мужчины.
Люблю красиво сделанные вещи, прежде всего — дома. И воплощение моих эстетических представлений, пожалуй, было главным мотивом организации бизнеса по строительству домов: желание не просто зарабатывать деньги (загородное домостроение нельзя назвать ни легким, ни сверхприбыльным бизнесом), а перенести лучшее из мировой архитектуры на российскую почву.
Если клиенты приносят плохой эскиз, всегда стараюсь понять, чем он им дорог, и предложить те же функции, но в красивом облике.
Многие боятся, что красивый дом обойдется намного дороже. Но по стоимости реализации архитектурно красивый и обыденный проект почти равны, может быть, за счет изменения фасадов и площади остекления, в общем итоге цена и вырастет на 5–10%, например. Но нужно строить красиво, любые архитектурные приемы можно интерпретировать в современном и элегантном ключе!

Беседовала: Анна Александрова
27.04.2017 | Количество просмотров: 434

Популярные статьи

Статьи рубрики

Геннадий Орлов: жизнь за городом помогает творчеству

Знаменитый футбольный комментатор о том, как пребывание на даче способствует работе над книгами, почему спортсмены готовятся к ответственным стартам за городом и у кого из его знакомых тонкий вкус.

Леонид Гарбар: в СССР было много гениальной гастрономии

Ресторатор Леонид Гарбар, воссоздавший исторический «Палкинъ» и открывший ресторан советской кухни «Центральный», о русском дачном ренессансе, бандитах в общепите 90-х и шедеврах ленинградских шеф-поваров.

Вадим Корогодин: Лучшая реклама — построенные дома

Земля подорожала, и это заставляет будущих домовладельцев рационально подходить к стоимости строительства дома и выбору подрядчика. Красивый альбом проектов не убеждает: люди хотят посмотреть, сколько и как строит компания, рассказывает Вадим Корогодин, генеральный директор ПСК «ЛивинВуд».

Виктор Гусев: я живу на улице Виктора Гусева…

Известный спортивный комментатор – о чердаке загородного дома как о месте силы, о дачных спортивных соревнованиях и знакомстве с Николаем Николаевичем Озеровым.