Смысл места

«Этот дом мог появиться только здесь, его невозможно представить на Лазурном Берегу, например. Мне всегда важно ощущать гармонию архитектуры и среды. В Петербурге, конечно, есть несколько удачных примеров исторической «контрастной» архитектуры, но вот, скажем, античная скульптура в Павловском парке на фоне елей и сосен для меня всегда была неким диссонансом. Поэтому, когда я увидел участок, предназначенный для строительства, мне стало понятно, в каком направлении двигаться», — рассказывает Сергей Рогулев.

Одной из отличительных и безусловно привлекательных как для жителей, так и для архитекторов особенностей поселка «Медное озеро» является то, что компания Honka максимально сохранила естественный ландшафт. Все участки под застройку разные, как по плану, так и по рельефу. «Участок, на котором предстояло строить, на мой взгляд, очень удачный. Именно он позволил так выигрышно посадить дом: он кажется единым целым с рельефом, который, в свою очередь, подчеркнут архитектурой постройки. С низкой стороны строение смотрится трехэтажным, за счет того что открыт цокольный этаж, а с заднего фасада — полутораэтажным вследствие перепада высот. Кроме того, участок имеет приоритетную направленность. Озеро, берег, красивый ландшафт подсказали, как должны быть ориентированы основные помещения дома. «Было очевидно, куда дом должен смотреть «лицом», а куда «затылком», — поясняет архитектор. Сложная, разновысотная крыша, покрытая натуральной черепицей, также подчеркивает перепад высот. В поддержку естественных вертикалей ландшафта — тонких корабельных сосен дом «выстреливает» своими вертикалями: сдвоенным дымоходом из камня и металла на летней кухне и трубой камина в противоположной части дома.

От дороги к стоящей на холме постройке можно подняться по длинной лестнице с гранитными ступенями с необработанным, нарочито неровным краем. Этот известный прием — необходимость восхождения для ощущения значимости объекта, — появившийся здесь вполне естественным путем, сразу возводит постройку в ранг почти культовых сооружений.

Такое разное дерево

Одним из условий строительства в поселке «Медное озеро» было возведение деревянного дома по технологии Honka. Оно не стало для автора проекта ограничением, а, напротив, послужило базой, толчком для фантазии.

«Дерево — материал весьма авторитарный и гибкий одновременно. Деревянный дом — в некотором смысле заложник материала: есть максимальная длина и определенный размерный стандарт бруса или бревна. Необходимые многочисленные опоры внутри дома, конечно, несколько стесняют свободу действий, но, с другой стороны, заставляют мыслить, изобретать те или иные ходы. Что касается масштаба, ритма, то я увидел решение в микшировании дерева с другими материалами: взятый за основу деревянный дом Honka превратился в результате «тюнинга» в строение с большим количеством камня и стекла. Само дерево и хонковские технологии это позволяли — в этом гибкость. Я хотел добиться нового прочтения дерева, показать, что можно и нужно выходить за рамки одного инструмента, находить сложное согласованное звучание», — поясняет Сергей Рогулев.

Преобразование происходило на основе типового проекта из каталога компании Honka. Как рассказывают в компании, такая индивидуализация типовых проектов — обычное дело. Типовой дом почти всегда нуждается в трансформации под конкретный участок, конкретного заказчика. Доработкой занимается проектный отдел компании Honka, иногда в содружестве с архитектором заказчика. В данном случае архитектором от компании Honka выступала Ирина Заварина, и в результате совместной работы Сергея и Ирины однообъемный прежде дом вытянулся в плане — приобрел два крыла-флигеля, в одном из которых хозяйская спальня, а в другом — кухня, столовая и летняя кухня. Построен дом из соснового шестиклееного бруса 182 мм, тонированного в темно-коричневый цвет. Связавшим все основные объемы дома воедино архитектурным элементом стал гранитный пояс. Начинаясь как цоколь левого крыла, на главном фасаде он переходит в обрамление открытой террасы второго этажа, далее охватывает объем летней кухни и замыкается гранитной колоннадой на заднем фасаде. Стекло является не менее значимым материалом постройки. Во-первых, площадь остекления немалая — большинство окон доходят до пола и открывают выход на террасы. Во-вторых, присутствие стекла усилено ограждением террасы из прочного безопасного стекла и прозрачными навесами.

Изнутри наружу

Подобно тому как экстерьер этого дома словно «вырос» из среды, его интерьер вырос из экстерьера, или, иначе, продолжен в нем. Основные наружные материалы — дерево, гранит, стекло, металл рефреном звучат во внутреннем пространстве. Но появляются и новые. Например, пол и стены части помещений облицованы бразильским сланцем.

В доме множество входов и выходов. Одна из счастливых привилегий жизни на природе — возможность распахнуть интерьер наружу. И окна «в пол» позволяют это сделать. Интерьер также продолжается открытой террасой, где устроена летняя столовая. В теплое время года здесь можно ежедневно готовить или собираться с друзьями на барбекю. «Всегда убеждаю своих заказчиков пользоваться абсолютно всеми льготами жизни на природе. Второй свет, множество выходов наружу, летние кухни и прочее — все то, что почти всегда невозможно в городе, но столь логично за городом, должно присутствовать в доме», — рассказывает Сергей Рогулев.

Парадный вход находится в цокольном этаже. Здесь же, внизу, расположены банный комплекс, включающий сауну, хамам, душевую и джакузи, а также кинозал, который может при надобности трансформироваться в гостевую комнату, и дополнительную кухню. При большой площади дома подобная предусмотрительность автора проекта весьма кстати. Тут всегда можно с комфортом попить чаю после бани, и в то же время это абсолютно автономная гостевая зона со всем необходимым.

Парадный этаж дома — второй. Он самый большой по площади, здесь находятся гостиная, столовая, основная кухня, ванная комната, хозяйская спальня, кабинет, открытая терраса с летней кухней. На верхнем этаже расположены спальни.

Большую часть второго этажа занимает двусветная гостиная. В высоком помещении с деревянными стенами мощный двутрубный камин в портале из гранита скальной фактуры предстает как восклицательный знак в общей идее дома. По словам архитектора, с помощью такого камина удалось «поймать масштаб» в интерьере: «Хотелось, чтобы камин выглядел как часть скалы, чтобы у зрителя возникал вопрос: «Как эта глыба сюда попала?» Ну и, конечно, этот «гром-камень» абсолютно органичен как для места, так и для внутреннего пространства».

В работе над домом и интерьером архитектору со стороны заказчика был предоставлен практически абсолютный карт-бланш. Хорошо знакомый со стилем работ Сергея по публикациям в журналах, заказчик принимал его и поддерживал. Единственное разногласие двух сторон касалось лифта: «Стеклянный лифт в деревянном доме — неожиданность. Тем не менее этот чужеродный, на мой взгляд, объект предстояло вписать во внутреннее пространство. Поставленная задача послужила толчком к созданию уникального дизайнерского решения», — рассказывает автор проекта.

Еще одна непростая задача, которую решают владельцы деревянных домов, — это размещение вентиляционной системы. Закамуфлировать что-либо в доме с полнотелыми стенами без обшивки довольно сложно. В данном случае все воздуховоды проходят через перекрытия первого этажа, а диффузоры в гостиной скрыты за декоративными пилонами, которые можно принять за динамики стереосис­темы или системы хранения.

До конца не ясно, то ли дом органично вписывается в среду, то ли вырастает из нее. И при всей своей родственности окружающему пейзажу он, безусловно, не остается незамеченным — это демонстрация человеческого труда, который не спорит с внешним миром и не подчиняется ему, а состоит в партнерских отношениях.