Яндекс.Метрика
Загородное обозрение
салон загородной недвижимости

Стинг: музыка— мой способ молиться

Интервью / 29.01.2019

Редакция проекта «Загородное Обозрение»

197022, Санкт-Петербург, Большой пр. П.С., 83

zagorod.spb.ru
info@zagorod.spb.ru

+7(812)313-63-61

Связь с разработчиком сайта: it@zagorod.spb.ru

Авторские права

ЗО Загородное обозрение
Один из самых знаменитых британцев на планете — Гордон Самнер, больше известный миру как Стинг. В конце 2018 года певец дал четыре грандиозных концерта в крупнейших городах России.

Двухчасовое музыкальное супершоу «44/876» с аншлагом прошло в Москве, Питере, Казани, Екатеринбурге. Стинг разделил успех со своим другом и коллегой — музыкальной легендой Шэгги с солнечной Ямайки. Музыканты несколько раз выходили на бис и играли, почти не останавливаясь, на одном дыхании. Стинг известен еще и как тонкий ценитель вина и владелец одной из лучших виноделен в Тоскане. Дегустируя лучшие сорта российских и мировых вин в новом винном клубе сети «Азбука вкуса» Стинг признался в любви к России, поделился творческими планами, а также рассказал о своем доме под Лондоном и виноградниках в Тоскане.

— Вы выглядите совершенно счастливым — довольны туром по России или это хорошее вино так действует?

— Я действительно доволен и счастлив, а это повод выпить хорошего вина. Попробовал несколько сортов из лучших российских виноделен, а я, поверьте, знаю толк и хороших винах, и в душевных разговорах. Вино — лучше всего помогает снять барьеры, сделать общение легким, достичь взаимопонимания. И я с радостью заявляю, что с российской публикой у нас полное взаимопонимание.

— Вы ведь не впервые в России?

— Нет, я не первый раз выступаю в России, в Москве и Питере, и всегда помню, что российская аудитория знает толк в музыке. И я не слукавлю, если скажу, что Россия для меня особая страна с особой публикой. Когда-то мы совсем ничего не знали о ней, это была закрытая, непонятная и манящая часть света. А когда я впервые побывал в России, сразу влюбился в нее. Ваши культура, история, архитектура просто завораживают. Я готов приезжать в Россию снова и снова.

— Вы помните свой первый визит в Россию?

— Конечно, хотя уже прошло больше четверти века. Москва была совсем другой. Потом она начала стремительно меняться, как и политическая ситуация. Каждый раз, приезжая в Россию на гастроли, я вижу перемены к лучшему. В прошлый приезд в Москву и Санкт-Петербург я посетил много музеев и художественных галерей, пытался познать русскую душу через историю русского искусства. Думаю, отчасти у меня это получилось.

— Вы ценитель вина. Расскажите, с чего началось ваше увлечение виноделием?

— Ну прежде всего с любви к вину, что, в общем-то, логично. (Смеется.) А также с моей искренней любви к Италии и тосканской природе. Впервые я побывал там в 1990-х и влюбился в те места с первого взгляда. Купить дом и виноградники в Тоскане стало моей мечтой, которая вскоре воплотилась в жизнь. Первое вино, произведенное на нашей тосканской винодельне, мы назвали Sister Moon — «Сестра Луна», в честь песни. Оно поступило в продажу в Великобритании и США в 2009 году; потом появились и другие сор­та, целая линейка. Сейчас это уже большой и серьезный бизнес; кроме вина, мы производим шикарное оливковое масло Familia Summer и планируем расширять и расширять наше производство.

— А за всеми производственными процессами и технологиями вы следите сами? Но ведь музыка все равно на первом месте?..

— Мы с Труди (Труди Стайлер — супруга Стинга. — Примеч. авт.) очень пристально контролируем производство и участвуем во всех процессах, скажем так. Конечно, музыка — главное, я никогда не оставлял музыку ради виноделия или земледелия. Но теперь все тесно связано. Тоскана вдохновляет меня, я делаю там записи. И единственное, чего не хватало в сложившейся мозаике для полноты картины, — это вина. Мы с Труди мечтали о жизни на земле, о хозяйстве. Труди из семьи с фермерскими корнями, и именно она стала инициатором покупки недвижимости в Тоскане в 1996 году. Кроме того, у нас есть дома в Великобритании плюс несколько сельских домиков, а еще сотни гектаров пастбищ, оливковых рощ и виноградников. Труди теперь может максимально слиться с природой — она занимается йогой на воздухе, успешно развивает бизнес, выращивает фрукты и овощи, разводит рыбу. Это ее призвание!

— То есть все хозяйство на жене… Классика! А вы как-то помогаете, участвуете?

— Прежде всего я оборудовал там свою студию звукозаписи. (Смеется.) Я спускаюсь в подвалы и пою и играю будущему вину, а иногда даже записываю там песни. Уверен, что все это придает нашему вину особый вкус. Ну а если серьезно, то многое придумываю, веду переговоры, запускаю новые проекты и производство. Например, открытие туристического направления, а также магазина экологически чистых продуктов в нашей усадьбе — моя идея. Каждый может приехать к нам в гости, сходить на экскурсию, купить наше органическое вино, масло, мед или другие продукты, которые мы с Труди производим.

— А сами вы едите то, что выращиваете?

— Конечно, с этого все и началось. Мы хотели знать и понимать, что в наших тарелках. Сейчас мы выращиваем больше пятидесяти разных органических фруктов, овощей, а также кур и индеек. Так что все продукты свои — чистые и здоровые.

— У вас есть поместья в Великобритании и Италии, в Нью-Йорке и Малибу. Где вам нравится больше всего?

— Каждое место хорошо по-своему. Если говорить о том, где все-таки мой дом, то, это наш Лейк-Хаус всего в часе езды от Лондона. Но окружающая картина, воздух и уклад жизни там совершенно не лондонские: покой, умиротворение и особая энергетика, ведь совсем рядом знаменитый Стоунхендж. Мне нравится наш интерьер в стиле пятидесятых, нравится наш сад и берег реки, вдоль которого я обожаю гулять с моим псом. Только там я могу по-настоящему отдохнуть. Я не смотрю сериалы, не сижу в интернете. Люблю читать, пить вино и гулять.

— Вы активный защитник дикой природы и даже учредили вместе с женой Фонд защиты тропических лесов. Сколько гектаров леса вам удалось спасти?

— Мы стараемся сохранить не только амазонские леса, но и живущих в них индейцев. Ежегодно мы собираем крупнейших звезд на благотворительные концерты, средства от которых идут на спасение лесов. Кстати, вождь одного из племен Амазонии мой большой друг. Он даже был свидетелем на нашей свадьбе. Еще один наш фонд собрал миллионы долларов в поддержку защиты прав человека в Чили и был удостоен высшей награды.

— Гуляя в Лейк-Хаусе по берегу реки со своим псом, о чем вы чаще всего думаете, мечтаете?

— О музыке, о новом звуке. Музыка постоянно звучит в моей голове. Я мечтаю об идеальном сочетании, гармонии, стремлюсь к идеальной музыке. И сохраню это стремление до самой смерти. В музыке, несомненно, есть что-то исцеляющее не только для того, кто поет, но и для слушателей. Я уверен, что музыка — это магия, я пропускаю ее через себя и чувствую связь с высшим существом. Все дело в вибрациях. И в высших вибрациях. Если у тебя хороший голос, то ты ощущаешь эту гармонию, эту внутреннюю настройку. Музыка всегда была и будет для меня единственным способом молиться.

В избранном В избранное
2515
Предложения