Яндекс.Метрика
Загородное обозрение
салон загородной недвижимости

Александр Царев: Резкие всплески бизнесу не нужны

Интервью / 09.08.2021

Редакция проекта «Загородное Обозрение»

197022, Санкт-Петербург, Большой пр. П.С., 83

zagorod.spb.ru
info@zagorod.spb.ru

+7(812)313-63-61

Связь с разработчиком сайта: it@zagorod.spb.ru

Авторские права

ЗО Загородное обозрение
О причинах и перспективах развития рыночной ситуации рассказал Александр Царев, генеральный директор компании «РОССА РАКЕННЕ СПб», эксклюзивного дистрибьютора HONKA в России, республиках Казахстан и Беларусь

— Александр Леонидович, как вы оцениваете положение дел в строительстве загородных домов, как обстоят дела у вашей компании?

— С точки зрения спроса — позитивно: заказчиков много. И в Москве, и в Петербурге, и в других регионах наши архитекторы работают с полной загрузкой, почти в авральном режиме. Что касается ценообразования, то в этом году цены на дома HONKA пришлось повысить на 4%, на мой взгляд, это не критичная величина. Строительная отрасль столкнулась с резким повышением цен на материалы и даже с дефицитом сырья. У многих компаний производство перегружено, в том числе у HONKA.

— Пришлось ли вам из-за роста цен и перегрузки производства пересматривать условия действующих контрактов?

— Нет, это святое, здесь все жестко: прописанные сроки и суммы неукоснительно соблюдаются. Стоимость домокомп-лекта мы фиксируем в евро, а строительно-монтажных работ — в рублях. Вот по новым договорам сроки увеличились, и сейчас мы заключаем контракты о поставке домокомплектов на начало следующего года. Если раньше мы успевали изготовить и доставить продукцию на площадку за 3–3,5 месяца, то сейчас это занимает около семи месяцев.

Понятно, что в целом ситуация непростая. Для наших финских партнеров ключевым фактором стал высочайший спрос в Северной Америке, куда были направлены большие объемы экспорта качественного финского леса. Приобрести сырье на бирже проблематично. Безусловно, у HONKA многолетние партнеры, концерн при первых сигналах дефицита старался закупить дополнительные лоты, чтобы обеспечить себе достаточный объем сырья. Но ценовое давление и дефицит ощущаются. На этом фоне нашему финскому партнеру непросто удерживать сегодняшний уровень цен.

Что касается роста цен на прочие строительные материалы и услуги, то подорожали металл и бетон, это сказалось на стоимости нулевого цикла строительства. Подорожало инженерное оборудование. Хотя тот факт, что цены растут под давлением высокого спроса, укладывается в логику рыночной ситуации.

Если смотреть глобально и стратегически, конечно, плановое поступательное движение вперед для любого бизнеса предпочтительнее резких всплесков. Они носят временный, стрессовый характер, создают некую пену: кто-то, видя спрос, бросается в новый бизнес с головой и не выполняет обещанного. А это сказывается на восприятии всей отрасли.

— Можно ли считать позитивными сигналами по преодолению дефицита июньское снижение биржевых котировок древесины? И каковы перспективы влияния российских мер: введения пошлин с июля и запрета на вывоз кругляка?

— Прежде чем упасть на 40%, котировки взлетели вчетверо, а сейчас остаются намного выше уровня прошлого года.

Влияние вывозных ограничений мне оценить сложно, поскольку HONKA не использует российский лес. Российские производители пиломатериалов, под давлением запретов, наверное, могут перейти к более глубокой переработке леса, но верят ли они в сохранение высокого спроса, чтобы вкладываться в развитие производства? Я не думаю, что сегодняшний уровень спроса сохранится надолго.

— Что же, в России деревянные дома станут сегментом luxury?

— Качественный деревянный дом, профессионально собранный, с хорошей отделкой, всегда был продуктом высокого ценового сегмента: чудес не бывает, высокое качество не обходится дешево.

— Вы полагаете, поток клиентов на рынке домостроения скоро снизится?

— Сейчас еще присутствует определенный отложенный спрос, связанный с ограничениями из-за пандемии: закрытыми границами, пониманием, что жить за городом гораздо комфортнее, нежели сидеть в «коробках», санкционным давлением на определенные круги крупного бизнеса. Действует целый комплекс факторов. Но спрос, вероятнее всего, со временем будет снижаться.

— Ввиду тренда на развитие внутреннего туризма можно ли ждать от вашей компании проектов арендных коттеджных поселков?

— Мы участвуем в гостинично-рекреационных проектах на Алтае и Камчатке в качестве подрядчика и соинвестора. На Камчатке возводим гостиничный спа-комплекс совместно с компанией «Тинькофф», это продолжение сотрудничества, начатого астраханским проектом La Datcha. Сейчас там идут работы нулевого цикла, поставка домокомплектов будет в октябре, ввод в строй — в 2023 году.

Собственных коммерческих арендных проектов мы не планируем, у них достаточно длительный срок окупаемости, и всегда нужен профильный оператор, а это отдельный бизнес. Как в комплексе «Рыба на даче», который мы передали в управление.

— Какие дома в 2021 году строит HONKA? Пандемия повлияла на предпочтения заказчиков?

— Мне последние полтора года не кажутся показательными, особенно когда отталкиваешься от 25-летнего опыта работы. Если говорить о современном тренде, то можно отметить, что наши заказчики стали значительно больше внимания уделять функциональности дома, и это обусловило сокращение площади. Раньше преобладали проекты больше 400 кв. м, сейчас увеличилось количество заказов на проекты 300–350 кв. м, число контрактов на дома площадью 800–1000 «квадратов» остается стабильным много лет, понятно, что в Москве таких заказов больше.

Люди, пожив в коттеджах с какими-то избыточными опциями, которые были не велением души, а скорее атрибутом статуса, осознали, что им реально необходимо для комфортной жизни, и отказались от больших бильярдных, огромных кабинетов или библиотек, галерей для хранения коллекций своих трофеев или оружия.

Между московскими и петербургскими домами есть разница, и мне, как петербуржцу, приятно думать, что не только в объеме. Дом HONKA в восприятии петербургского клиента прежде всего скандинавский продукт.

— По стилистике? Финский лаконизм даже петербуржцы, кажется, не приняли.

— Как аксиому или эстетический образец — нет. Привнесли в нее больше открытости навстречу природе. Финны в последнее время делают один фасад целиком из стекла, а остальные почти глухими, с небольшими окнами. У нас большие окна повсюду. Очень популярны дома в стилистике поселка HONKANOVA в Солнечном, по мотивам Райта. С этой разработкой наши архитекторы четко попали в спрос, и в московский, и в петербургский, и совсем молодых людей, и тех, кому больше сорока пяти. Есть, конечно, молодежь, которая хочет чего-то совсем необычного.

Еще одна важная история для загородного дома — террасы, их всегда несколько, площадь до 100 кв. м, ведь дома за городом строят, чтобы прикоснуться к природе, общаться на открытом воздухе. А в интерьерном наполнении российские заказчики более продвинутые, чем финны.

— Сколько стоит дом HONKA?

— Теплый контур, куда входят цоколь, крыша, окна, террасы, — 1300–1500 евро за «квадрат». Инженерное оборудование и отделка — еще примерно тысяча.

— А для таких клиентов, как Ксения Собчак, предлагаете ли особые условия?

— Понятно, что мы заинтересованы, чтобы известные люди приобретали наши дома, и готовы предоставлять преференции. Но в целом с Ксенией обычный коммерческий договор.

В избранном В избранное
1684
Предложения