Яндекс.Метрика
Загородное обозрение
салон загородной недвижимости

Валерий Сюткин: Я очень люблю жизнь в загородном доме

Интервью / 26.02.2020

Редакция проекта «Загородное Обозрение»

197022, Санкт-Петербург, Большой пр. П.С., 83

zagorod.spb.ru
info@zagorod.spb.ru

+7(812)313-63-61

Связь с разработчиком сайта: it@zagorod.spb.ru

Авторские права

ЗО Загородное обозрение
Валерий Сюткин — это имя, которое ассоциируется с волшебством рок-н-ролла. Он один из немногих российских исполнителей, творчество которых можно назвать исключительно цельным и необыкновенно светлым.

У певца есть дом в Юрмале, и он искренне наслаждается загородной жизнью, о чем и рассказал читателям «Загородного обозрения».

— Валерий Миладович, наверное, не надо спрашивать вас, почему вы выбрали для загородной жизни именно Юрмалу. Ваша супруга Виолетта — рижанка, и вы не раз заявляли, что «латыш по жене». И все-таки, почему не Подмосковье?

— Да, действительно, мы выбирали дом по географическому признаку: жена рижанка, дом приобрели на ее родине. Мы живем либо на ее родине, в Латвии, либо на моей — в Москве. Я очень люблю Юрмалу за особую атмосферу. Такого «загорода» в Подмосковье нет: там гуляешь вдоль заборов, а здесь — вдоль моря. И это колоссальная разница.

— Вы строили дом для себя или купили готовый?

— Ничего не строили. Купили готовый дом, и даже не стали делать перепланировку, только качественный ремонт под себя. Отделкой занималась жена. У нас классическая семья: я добываю мамонта, а все остальное делает Виолетта. Жена моя очень хорошо разбирается во всем, в том числе в дизайне. Поэтому в нашем доме в Юрмале я всегда расслабляюсь, и это удивительное чувство. Даже выйти гулять довольно трудно — хочется вести диванный образ жизни. Вообще, я очень люблю жизнь в загородном доме.

— Пробовали жить в доме где-нибудь в Подмосковье?

— Дом в Подмосковье поджимает в плане времени. И в Москве я живу в самом центре. Мясницкая улица, Сретенка, Бульварное Кольцо — это все мои места, родные, любимые. Жизнь в центре позволяет все делать стремительно — концерты, репетиции, встречи и так далее.

— Как часто вы бываете в доме в Латвии? Все же нужно время на дорогу.

— Как мы подсчитали, в среднем получается, что около двух месяцев в году проводим в доме. Летаю туда отдыхать. Бывает, перерыв в работе всего пару дней. Понятно, что на поезде слишком долго добираться. А вот на самолете всего час и двадцать минут.

— А что с садом? Не открыли в себе талант садовода?

— Я не любитель — сад, огород… Мы живем за городом, в своем доме, на участке только трава и сосны. Наслаждаемся природой: всего в 100 метрах от нашего дома море. И мы ходим на побережье гулять с собакой…

— Юрмала — довольно большое пространство. Не скажете, где именно ваш дом?

— Я ценю приватность. 

— Вы много путешествуете. Какие города успели стать вашими любимыми?

— Люблю Париж. Очень. Три раза в году по неделе мы там бываем. И что удивительно, там, в отличие от Москвы и даже Юрмалы, меня в булочной называют по имени. Притом что я не говорю по-французски. Но мы все время ходим в одни и те же кафе, магазинчики, поэтому нас узнают. И это приятно.

— А как музыкант вы не пытались там прославиться?

— Нет. Приезжаю туристом, в музыкальное общество не внедряюсь — там свои менестрели.

— Давайте о музыке. Ваша отличная музыкальная форма, востребованность как музыканта вызывает искреннее восхищение. В чем секрет?

— Самое главное — точно знать, что именно ты умеешь и любишь делать. Не думаю, что нужно браться за все подряд. Я не так часто, но выдаю мелодии в четком стиле, который я досконально знаю и люблю. Поэтому работаю «кумиром теплых ламповых людей», как я это для себя формулирую.

— Трудно выдерживать конкуренцию с молодыми исполнителями?

— Молодежь будет появляться, и мы, конечно же, будем брюзжать по этому поводу. Но это музыка для другого поколения. А мы играем музыку для своего поколения. Играем давно и хорошо, и эта музыка потихоньку начинает проникать и в молодежные круги. У нас несколько раз в год концерты в Москве для молодежи, это 3200 мест в одном из музыкальных клубов столицы ГЛАВCLUB GREEN CONCERT. Это большой раскрученный и популярный клуб. Мы работаем там уже несколько лет. На эти концерты приходят молодые люди, половина которых изначально не знают, кто я такой. Мы специально не повышаем цену на входной билет, и за счет этого со временем получили целую армию поклонников, которые теперь рассказывают сверстникам, что Валерий Сюткин и Rock&Roll Band — крутые ребята. Мы работаем на бренд.

— Вы считаете это своего рода рекламной кампанией?

— Сарафанное радио — самое лучшее. У нас постоянно появляются новые поклонники. Если концерт убойный — а у нас все именно такие, — то это самая лучшая реклама. В этом секрет того, что работа продолжается. Если включать фонограмму — все закончится очень плохо.

— Вы выступаете без фонограммы? В наше-то время?

— Выступление без фонограммы — никакой не подвиг. Это вопрос совести и удовольствия. И наоборот: выступать под фонограмму, все равно что любимую работу превращать в нелюбимую. Я так не могу: для меня любовь к тому, что я делаю, необходима как воздух. И если она есть, ты и выглядишь хорошо, и чувствуешь себя хорошо, и зарабатываешь нормально. Как показывает моя сорокалетняя карьера, я все делаю абсолютно правильно.

— Ваша дочь Виола пошла по вашим стопам?

— Дочь — человек театральный. Она любит музыку, но занята театром, работает исполнительным продюсером фестиваля «Черешня», сотрудничает с Константином Богомоловым. В свое время я настоял на том, чтобы она окончила музыкальную школу по классу фортепиано. Слух есть, она поющий человек. Но стала ставить спектакли с детьми и погрузилась в это — ей нравится работать с творческими людьми. Виола — человек театра, я — человек рок-н-рола.

— Не так давно вы принимали участие в программе «Голос». Какие впечатления? Возможно, как профессору кафедры вокала московского университета, вам было интереснее всего заниматься с участниками шоу?

— Мне доверили роль наставника, и я был рад. На съемках стремительно погружаешься в процесс. Могу сказать, что ремесло певца очень выросло — копируют все великолепно. Но, чтобы выдать что-то свое, надо учиться писать песни. Я всех агитирую это делать. И, непременно, пока молоды. Чем ты взрослее, тем сложнее писать песни — эмоциональный отклик на жизнь становится намного сдержаннее.

— Сейчас вы исполняете только свои песни?

— Нет, стал работать с молодежью. Мне тут подкинули парочку произведений — буду их рихтовать под себя.

— Классический вопрос: ваши планы?

— Работать. Мы равняемся на Тони Беннетта: ему скоро 94 года, а он все еще работает. Жизнь продолжается!

Фото: медиа-агентство Graffa 

В избранном В избранное
1759
Предложения