Яндекс.Метрика
Загородное обозрение
салон загородной недвижимости

Николай Валуев: Я люблю заниматься садом

Интервью / 05.04.2021

Редакция проекта «Загородное Обозрение»

197022, Санкт-Петербург, Большой пр. П.С., 83

zagorod.spb.ru
info@zagorod.spb.ru

+7(812)313-63-61

Связь с разработчиком сайта: it@zagorod.spb.ru

Авторские права

ЗО Загородное обозрение
Спортсмен и депутат Государственной думы Николай Валуев не впервые дает интервью «ЗО». И это неудивительно: известный боксер всегда был сторонником жизни на земле.

Он, его жена Галина и трое их детей много лет назад переселились в Вырицу, где у них домовладение. Сегодня у Николая куда больше единомышленников, чем три года назад, — пандемия изрядно подогрела интерес россиян к домам и коттеджам, и с этого начался разговор.

Беседовала: Наталья Иванова

Фото: медиа-агентство GRAFFA

— Николай Сергеевич, вы наверняка знаете, сколько жителей российских городов под влиянием пандемии решили перехать за город.

— Да, статистика неоспорима: люди не хотят жить в городе во время пандемии. Карантин подтолкнул тех, кто сомневался, покупать ли дом. Раскупили не только загородные дома и земельные участки, но и апартаменты, удаленные от мегаполисов. Крайне высок спрос на аренду загородной недвижимости.

— Как парламентарий, которому доверено заниматься экологией, вы можете оценить риски такой массовой миграции? Увеличится ли нагрузка на дороги, например? Ведь многие, как и прежде, будут работать в городах, а это означает ежедневные поездки.

— Нагрузка на дорожную инфраструктуру повысится, но это не самый главный минус массового переезда. Усилится пресс на экосистему в целом. В частности, можно предположить, что резко увеличится количество мусора. Мы и без того буквально зарастаем свалками и, на мой взгляд, находимся на грани катастрофы. Именно поэтому несколько лет назад был создан Комитет по экологии.

— Помимо мусора и выхлопных газов, что еще может стать проблемой?

— Вырубка лесов.

— Как бороться с последствиями массового переселения за город?

— Я еще четыре года назад предлагал создать экополицию, основной задачей которой должно стать пресечение браконьерст-ва, принимающего устрашающие масштабы. Кроме того, экополиция могла бы заняться предотвращением бытового замусоривания окружающей среды физическими лицами.

— Кто сейчас занимается таким контролем?

— Росприроднадзор. У него есть инспекторский состав, но загрузка такая, что люди работают на износ. И в большинстве случаев выявляют загрязнителей — юридических лиц, а функцией экополиции мог бы стать контроль физических лиц в обращении с окружающей средой. Но вряд ли это решит вопрос радикально — к каждому озеру экополицейского не приставишь. «Разруха не в клозетах, а в головах», как говорил профессор Преображенский. Когда какая-то компания отдыхающих оставляет горы мусора у водоема, это обычная лень.

— Что же можно сделать сегодня, когда сторонников жизни за городом все больше и больше, а экополицию так и не создали?

— Нужно переходить от слов к делу в экологическом просвещении. Это одна из важнейших задач государства. Надо помочь людям пересмотреть отношение к окружающей среде с помощью просвещения, и начинать надо с детских садов, а затем продолжать в школах и вузах.

— Мартовская попытка провести закон о бездомных животных не удалась, и вы тогда признали, что документ сырой. Многие после обнародования этого законопроекта обвиняют вас в отсутствии любви к животным, собакам в частности.

— У нас три собаки, мы всех любим. В доме должны быть животные, особенно, если в семье есть дети. Ребенок, выросший рядом с собакой или кошкой, никогда не станет живодером.

— А другие животные у вас есть?

— Три кошки, первая пришла к нам, когда мы только начали строительство. Сейчас у кошек отдельный дом, хотя иногда они гостят у нас. Но большую часть времени они проводят на участке, и к ним приходят в гости коты.

— Николай, в интервью три года назад вы сказали, что ваш трехэтажный дом превратился в долгострой и хочется скорее закончить строительство. Как обстоят дела сегодня? Дом достроен?

— Нет. Но основные этапы уже завершены.

— Каким материалам отдали предпочтение в отделке?

— Дереву. И у нас минимум мебели, поскольку все любят простор.

— А баня есть?

— Как же без нее?!

— В ноябре 2020 года вы с Галиной отметили двадцатилетие совместной жизни. Поздравляем вас с фарфоровой свадьбой! У вас на редкость гармоничный брак, прекрасные дети. Ваш критерий счастливой семьи?

— Должно непреодолимо тянуть домой. И здесь многое зависит от женщины. Я традиционен: домашний очаг на женщине.

— Любовь делает мужчину сильнее или слабее?

— Сильнее, конечно. Если это любовь, то ты нужен, и это дает смысл существованию. Нет любви — нет смысла. Третьего не дано.

— А в чем, на ваш взгляд, мужская сила?

— В независимости в принятии решений. С определенными поправками, конечно, с оглядкой на семейные узы и обязательства перед родителями, например.

— Крепкий брак в наше время редкость. Люди поздно женятся, но при этом довольно легко расстаются. В чем причина?

— Основная причина разводов — инфантилизм. Возраст, когда задумываются о создании семьи, сегодня сдвинулся лет на десять по сравнению с советскими временами. При этом и окружающий мир стал иным: он учит потреблять и не учит ответственности.

— Все знают, что вы хороший семьянин. А какой друг? Много ли у вас друзей?

— Друзей мало. Но я им искренне рад, мы не связаны никакими делами, бизнесом, мне ничего от них не нужно, кроме общения. Их всего пять. И не может быть больше, иначе общение станет формальностью.

— Как вы пережили карантин? Какие-то плюсы изоляции от общества обнаружили?

— Самоизоляция мешала работе, потому что с людьми невозможно встретиться. С другой стороны, удалось провести больше времени с семьей. Дома полно дел. Я люблю заниматься садом, мастерить что-то, например, из дерева. Но самое главное — дети, с которыми я обычно провожу мало времени. В этом плане самоизоляция подарок.

В избранном В избранное
2306
Предложения