В августе в древесном питомнике «Лорберг», расположенном близ Потсдама, прошел специализированный семинар Grin master class II с последующей практикой. Руководство питомника «Лорберг» уже не первый год проводит такие семинары, приглашая в том числе специалистов из России и других стран СНГ. Цель мероприятий — научить желающих грамотно обращаться с предлагаемым высококачественным посадочным материалом, который в немалом количестве поступает на постсоветское пространство. К сожалению, неумение должным образом ухаживать за растениями приводит к недовольству обеих сторон, так что немецкая инициатива вполне объяснима.

Программа семинара была довольно разнообразна: в частности, затрагивались такие вопросы, как выбор древесных растений с учетом зимостойкости; обращение с древесными растениями при транспортировке, приемке, погрузке и отгрузке; квалифицированная посадка древесных растений; защита растений и др. Но главной его темой стало знакомство со стрижками декоративных растений. Надо заметить, что термин «стрижка» немцы применяют не только к формовой стрижке шпалерными ножницами, но и к операции, выполняемой секатором, которая у нас называется формировочной обрезкой. В этом материале мы будем употреблять термин «стрижка» в широком смысле.

Немецкие коллеги считают, что культура стрижки в России была почти полностью утеряна после революции 1917 года. Отчасти к такому выводу они пришли, наблюдая за приемкой своего посадочного материала в странах СНГ. Вот почему в практическую часть семинара были включены стрижки под руководством сотрудников питомника «Лорберг». Для наших специалистов такая практика оказалась очень важна, поскольку способствует повышению качества их работы.

Информации было много, причем одними докладами не ограничивались — участники задавали много вопросов, а также обменивались информацией. Повторяли общеизвестное, но кое-что было и новое, о чем стоит рассказать. К примеру, немецкие коллеги говорили о типичных ошибках при посадке древесных растений. Среди этих ошибок внесение органики на глубину более 30–40 см, отсутствие защиты ствола, отсутствие посадочной стрижки или ее неправильное выполнение, оставленная неразрезанной металлическая сетка на корневом коме, отсутствие полива после посадки и целый ряд других недочетов, каждый из которых может привести к гибели или неправильному развитию растения. При экспертизе усыхающих деревьев немецкие специалисты проверяют, чтобы корневая шейка не была заглублена, под корнями не оказалось бетона, определяют содержание вредных веществ и солей в почве, измеряют Рh почвы и т. д. Российские специалисты работают так же.

Новый опыт

Некоторые посадочные ошибки оказались новостью для российских специалистов. Скажем, такая как внесение органики глубже 40 см. По-видимому, в этом случае органические вещества разлагаются без доступа кислорода, с выделением ядовитых для корней газов. Или возьмем методику защиты ствола от весенних ожогов окраской или камышовыми матами. У нас, как правило, эта методика защиты применяется только для плодовых деревьев, а у немцев и для декоративных.

Объяснима также необходимость посадочной стрижки деревьев. Дело в том, что при выкапывании часть корней остается в земле, следовательно, для нормального развития растения требуется несколько уменьшить листовую массу — с тем чтобы поврежденные корни смогли обеспечить влагой надземную часть и дерево не высохло. Причем немецкие специалисты не одобряют химические вмешательства в жизнь растений. В питомнике «Лорберг» придерживаются мнения, что для приживаемости нужны лишь стрижка и вода.

В российской садовой практике не принята посадочная стрижка в той степени, которую рекомендуют специалисты «Лорберга». Можно наблюдать санитарную обрезку перед посадкой, минимальную вырезку опасных трущихся ветвей, но интенсивная стрижка импортных крупномеров у нас не практикуется. Безусловно, страна большая, и где-то такая методика используется, но в подавляющем большинстве случаев наши озеленители не применяют посадочную стрижку. Возможно, нет устойчивой традиции, которую передают начинающим озеленителям, отсюда и чисто технические трудности. Кроме того, существуют причины психологические: некоторые заказчики возмущаются, увидев, что осталось после посадочной стрижки, — они ведь платили за декоративное деревце с пышной кроной. Получается, что обычная для Европы методика для большинства наших озеленителей пока неприемлема.

Особо следует отметить практику стрижек в питомнике. Теория, как известно, суха и без практического закрепления может оказаться мертвым грузом. В «Лорберге» это хорошо понимают, поэтому приглашенным специалистам была предоставлена возможность (помимо трех дней семинарских занятий) полторы недели поработать в бригадах с немецкими садовниками. Трудовой день в питомнике с семи утра до пяти вечера, то есть ежедневно с учетом обеденного перерыва приходилось работать по девять часов — вполне приличная нагрузка. В разгар сезона рабочий день может составить и 12–13 часов, поскольку идет массовая выкопка и продажа растений.

Инструмент во время стрижек используется самый современный: легкие японские шпалерные ножницы, бензоножницы Stihl HS 81, а также швейцарские или французские секаторы с удобной поворачивающейся рукояткой. Каждый инструмент предназначен для выполнения определенных видов работ, в частности бензоножницы используются для крупных форм. Для стрижек на большой высоте применяются самоходные подъемники.

По питомнику бригада перемещается в тракторных фургонах или штатных машинах, поскольку площадь территории несколько сотен гектаров. Но самое главное — не масштаб этой организации, которая снабжает посадочным материалом множество европейских стран, а индивидуальное мастерство немецких садовников. Даже в конце практики наши специалисты с трудом могли угнаться за этими подлинными мастерами своего дела, обычно их производительность была в 1,5–2 раза ниже.

Свою специфику имеют и приемы работы например, некоторые формы (кубы, часть арок и т. д.) стригут по установленному размеру. А вот зонтики, конусы или шары — без ограничений. Для поддержания формы стрижка зачастую выполняется по старому срезу или чуть выше. Специфичны и сроки стрижки. Формы на питомнике стригутся весь сезон. Сосны стригутся по однолетним мягким побегам, пока на них иголки не начнут отделяться. По времени это соответствует концу мая и началу июня. Обрезку елок под пирамиду или, допустим, стрижку туй проводят с мая по начало июля, чтобы деревья успели обрасти к сентябрю.

Безусловная польза практики заключалась в том, что немецкие наставники жестко требовали правильного выполнения среза. Если ветка удаляется полностью, то срез должен идти по кольцу, не оставляя пенька и не задевая кольцевой наплыв. Пенек 2–3 мм оставляется, если на этом месте нужно вырастить мелкие облиственные ветки, — через некоторое время из спящих почек появятся молодые побеги. При вырезке параллельной ветви убиралась верхняя, так как ветви, расположенные выше по стволу, быстрее набирают силу и затеняют нижние. Все эти (и многие другие) операции необходимо было выполнять по-немецки четко, без отклонений, и подобная дисциплина в работе, безусловно, пошла практикантам на пользу.

Конечно, большинство этих принципов обрезки известны и описаны в специализированной литературе. Но это, как говорилось выше, чисто теоретическое, умозрительное знание. Приглашенным в Германию специалистам было интересно опробовать эти методы на практике под руководством мастеров, для которых стрижка — повседневное дело.

Хорошо забытое старое

Немецкие коллеги старались разрушить некоторые стереотипы российских специалистов по озеленению. Например, многие считают, что стричь декоративные и плодовые растения можно только весной. Однако наши не такие уж и далекие предки, жившие в дореволюционную эпоху, делали это и в другое время. Что характерно: немцы сами апеллировали к утраченному российскому опыту озеленения и выращивания растений в питомниках. До 1917 года, как они говорили, растения поставлялись из России в Европу, и это был очень качественный посадочный материал.

Получается, что нашим специалистам преподавали по преимуществу не новое, а хорошо забытое старое. Как опыт выращивания растений, так и опыт стрижки в свое время был почти полностью утрачен. Отчасти это объяснялось тем, что в СССР для грубой весенней стрижки можно было использовать неквалифицированную и дешевую рабочую силу.

Тем не менее этот опыт, который возвращается к нам сейчас через Европу, весьма ценен. Естественно, такие мероприятия немецкая сторона проводит в том числе и с рекламными целями — поднятия своего авторитета и сбыта продукции. Однако «уроки немецкого» нам в любом случае надо брать.