Яндекс.Метрика

Алексей Кортнев: Наш дом деревянный, огромный и пахнет сосной

Интервью / 31.01.2018

Редакция проекта «Загородное Обозрение»

197022, Санкт-Петербург, Большой пр. П.С., 83

zagorod.spb.ru
info@zagorod.spb.ru

+7(812)313-63-61

Связь с разработчиком сайта: it@zagorod.spb.ru

Авторские права

ЗО Загородное обозрение
Алексей Кортнев, лидер группы «Несчастный случай», рассказал о своем доме и о планах к 35-летнему юбилею группы.

— Алексей, что помогло вам стать известным - талант, “звезды встали удачно”, созвучность аудитории или что-то другое?

— Талант ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов, он необходим для того, чтобы все получилось. Ну а так, просто я, мне кажется, умею ладить с людьми. Я собираю вокруг себя людей так, что создается некая синергия: вместе получается намного лучше, чем получилось бы у нас по отдельности. Не случайно в «Несчастном случае» большинство ребят играют со мной уже больше 30 лет. У нас вообще за

35 лет два раза менялся барабанщик, один раз — бас-гитарист и все. Это касается и всех остальных видов деятельности. Умение работать с людьми очень помогает.

— Почему выбрали тернистый путь музыканта, актера, шоумена?

— Ну, он не такой уж тернистый, я особых терний на нем не встречал. Просто хотел этим заниматься. Если бы я пошел против своих желаний, то путь был бы гораздо более тернист.

— Можете ли вы представить себя в полном профессиональном бездействии?

— Представить себе бездействие я могу, но надеюсь, что до этого не дойдет. Мне это было бы очень неприятно. У меня, слава Богу, есть счастливая возможность выступать, как на большой сцене, так и на очень маленькой. Всегда найдутся, я думаю, вплоть до моей физической кончины, 10–20 человек, которые захотят за умеренную плату послушать какие-то песни своей молодости. Даже если когда-нибудь в необозримом будущем «Несчастный случай» прекратит свое существование, и я не буду никого интересовать как драматический актер, то с гитарой в руках я как-то найду себе применение.

— Классический вопрос: каковы ваши творческие планы?

— В этом году мы очень хорошо начали играть программу, которую сложили, написали, нарисовали к своему грядущему юбилею, к 35-летию группы. Мы ее как пробный шаг прокатили в Москве уже в этом году вместе с Валдисом. Получилось очень хорошо, и я жду не дождусь, когда же в наступающем году мы поедем с этой программой по России. Предполагаю, что завершим тур через год большим концертом в Москве. Программа называется «Что мы имели в виду».

— Расскажите о передаче «Устами младенца» — что она дает вам как человеку?

— Это для меня радость! Программа невероятно добрая, и живое общение с детьми, которое там происходит, оправдывает любые напряжения. Да и не бывает там особо напряжений. Программа уже очень старая, очень опытная, делается профессионально, быстро, без срывов. И даже если бы ее было трудно делать, это было бы оправдано, потому что общение с малышами, которые к нам приходят в кадр, затмевает все. Кстати, я очень благодарен творческой группе программы за то, что у нас в студии появились дети. У меня у самого куча детишек разных возрастов, так что есть достаточно большой опыт общения с маленькими человечками, и в студии у нас с ними складываются хорошие отношения. Мы снимаем по пять-шесть выпусков за раз. И ты за день выслушиваешь такое количество каких-то милых глупостей и наоборот, мудростей, что они не задерживаются в голове, к сожалению. Мне было очень приятно, когда на программу в качестве экспертов приходили мои 7-летняя дочь Аксинья и 13-летний сын Арсений. Было очень смешно за ними наблюдать.

— Почему вы решили поддержать проект Фонда «Подари жизнь» и «Азбуки Вкуса»?

— Давно об этой акции слышал, она проходит не первый год, и я знаю, что она дает результаты. С фондом работаем очень давно, фонд настоящий. Вообще мы, я имею в виду «Несчастный случай», стараемся работать только с теми фондами, в которых абсолютно уверены. У нас 5–6 знакомых благотворительных организаций, и «Подари жизнь» в это число входит. Если человек известен, то его пример более эффективен, только и всего. Люди публичные вызывают какое-то подражание, так давайте подражать хорошему!

— Современное телевидение сильно отличается от того, что существовало, когда вы только начинали свой путь в качестве телеведущего. Работать стало сложнее? Интереснее?

— Я все-таки к телевидению имею очень опосредованное отношение. Я не телевизионный человек и не держусь за себя в ящике, это во-первых. Во-вторых, для меня такая поточная работа не очень интересна. Я с ней справляюсь, конечно, но мне гораздо больше нравятся штучные мероприятия, программы и так далее. Когда я начинал работать в телевизоре, поточная работа тоже была: делались новости, делались ежевечерние, еженедельные программы. Просто технологии были другие, победнее. Вообще, телевидение было гораздо беднее в 90-е годы, но принцип был тот же самый — расшибись, но выдай программу «Время», укомплектованную новостями и прочее.

Мы же занимались авторскими проектами типа «Оба-ны», «Дебилиады», проектами, которые делались столько, сколько нужно, и нам позволяли это делать. Если выпуск программы «Оба-на» нужно было делать два месяца, то мы его делали два месяца. Потом, конечно, когда телевидение и остальные масс-медиа стали подгонять под формат, такие программы вообще исчезли. Сейчас вы практически не увидите проектов типа «Веселых ребят» Кнышева или «Матадора» Эрнста, которые выходили как фильмы — творческая группа сделала какое-то кино полуторачасовое и показала.

Сейчас так выпускается только художественное и документальное кино, телевизионные сложно-постановочные программы так не делаются. Но с другой стороны, конечно, может это и хорошо, потому что у нас развлекательное телевидение стало гораздо разнообразнее и умелее, чем это было 20 лет назад. У нас проблемы, скорее, другие — со всяким политическим вещанием, агитационным, пропагандистским. Там очень неприятная ситуация, но мы сейчас не об этом говорим.

— Алексей, у вашей семьи свой загородный дом. Чем радикально отличается жизнь загородная от жизни в мегаполисе?

— Вы знаете, у нас дом, он пахнет сосной, он пахнет деревом, потому что он деревянный, рубленый, огромный, дышащий и в нем воздух совершенно другой. Городская квартира тоже очень комфортна, уютна, тиха и достаточно просторна. Но все равно кирпич и бетон никогда не дадут такого ощущения покоя и уединения, как деревянный дом. Я в этом совершенно убежден.

— Идеальный дом — какой он?

— Идеальный дом — тот, в котором ничего не ломается. К сожалению, такого не бывает, поэтому, боюсь, что идеальных домов не существует.

— Есть ли у вас сад?

— Да, конечно, есть сад и огород, и парники, и даже куры, и были кролики, но кролики передохли, к сожалению. А куры исправно несут яйца, и мы едим собственных кур и яйца с большим удовольствием.

— Много ли внимания уделяется саду?

— Я уделяю много внимания человеку, который ухаживает за садом, огородом и курами. У нас с ним прекрасный контакт. Он получает небольшую, но симпатичную зарплату за это и работает у нас уже лет 7–8. Мы с ним просто душа в душу живем. Мне кажется, это наиболее эффективный способ ухаживать за садом и огородом.

— Есть ли у детей обязанности по дому или акцент сделан на учебу?

— Нет, обязанности, конечно, есть, но обязанности эти очень простые. Они обязаны следить за чистотой и порядком во всех тех местах, где бывают: в игровой, в своей спальне, в местах общего пользования. Если они туда зашли, то после себя обязаны оставить чистоту и порядок. Это на самом деле, в условиях того, что к нам часто приезжают по
15–20 гостей с детьми, достаточно сложно выполнить, поэтому дети приучаются достаточно серьезно следить за чистотой.

— Любимое занятие из загородной жизни и рецепт какого-то блюда, предпочтительно из серии тех, что готовятся на огне.

— Ну, рецепт какого-то блюда вы от меня точно не получите, так как я вообще не про рецепты. А вообще любимое занятие в загородном доме — мы играем во всякие игры достаточно часто, как интеллектуального толка, так и спортивного, у нас очень развит зимой хоккей, а летом — бадминтон. Много народу хорошо играет, поэтому такие устраиваются серьезные баталии, ну и всяческие игры типа покера, мафии, имаджинариума, какие-то коллективные игры за столом, которые тоже мы очень любим. Стараемся раз в несколько месяцев собираться на такие большие покерные партии, когда к столу садится человек десять, весь вечер с абстрактным азартом мы играем на какую-нибудь сумму типа 500 рублей, так что никому не бывает обидно, но при этом спортивный накал очень высок.

— Расскажите о своей заветной мечте. Она уже сбылась или еще все впереди?

— Моя заветная мечта — это мир во всем мире и экономическое процветание в России. Потому что для себя мне уже никаких мечт не надо, у меня есть желания, но это желания, они осуществимы. А вот об экономическом чуде в России можно только мечтать, потому что никаких предпосылок реальных для этого нет.

В избранном В избранное
878
Предложения