Яндекс.Метрика
Загородное обозрение

СалонПоиск загородной недвижимости

Открыть журнал

О южных районах замолвите слово

Власть / 25.12.2007

Редакция проекта «Загородное Обозрение»

197022, Санкт-Петербург, Большой пр. П.С., 83

zagorod.spb.ru
info@zagorod.spb.ru

Телефон/WhatsApp:

Авторские права

ЗО Загородное обозрение
Дача на Карельском перешейке в сознании будущих домовладельцев прочно ассоциируется с высоким социальным статусом, благоприятной экологической обстановкой, заманчивыми перспективами роста цен на недвижимость. Не менее живописные и порой даже более экологичные южные районы оказались в тени северных. Что это — стереотип или отсутствие информации о потенциале юга?

При взгляде на карту коттеджных поселков сразу бросается в глаза их концентрация в четырех административных районах: Всеволожском, Выборгском, Приозерском и Курортном (городском). Человеку, редко пересекающему черту города, может показаться, что именно там и находится земной дачно-релаксационный рай. Выводы, основанные на посыле «все приличные люди туда стремятся», часто подкрепляются родительским восторгами по отношению к походно-палаточному отдыху на Карельском перешейке. Скажу больше: я уверен, что в сформированном десятилетия назад трепетном отношении к «сосново-озерному раю» угадывается не что иное, как результат работы советской идеологической машины, подталкивавшей трудящихся, а иже с ними деятелей культуры и академиков к освоению отвоеванных финских территорий. Но такая разрешенная романтизация местности — еще не все. Имело место и переключение внимания послевоенной молодежи с южных районов Ленобласти, напичканных не только великолепными усадьбами, но и стратегическими объектами.

Еще недавно словосочетание «коттеджный поселок» вызывало у горожанина в сознании картину с группами «дворцов» за добротным забором вдоль узкой прибрежной полосы Курортного района, а также предместьем с финским названием Юкки. Жить за городом, то есть не далее чем в 30 км от Петербурга, было необычайно престижно, а позволить себе такое могли только избранные. Сегодня, с развитием и доступностью телекоммуникаций, 70–100 км для людей творческих профессий, а также держателей стабильного бизнеса, которым больше не нужно стоять над душой у продавцов и рабочих, — уже не расстояние. Коттеджный поселок в функциональном понимании одного и того же все больше уступает место дачному.

Думаю, можно представить себе ситуацию, что треть Петербурга, подражая президенту, готова стать на горные лыжи и отправиться на лыжные курорты близ Коробицына и «Игора». Однако две трети этого точно не сделают — в силу возраста или иных летнее-дачно-зимних пристрастий. И эти условные две трети, поколениями вросшие в свои Батово, Рождествено, Кобрино, Карташевскую, Строганово, Толмачево, Елизаветино, Сусанино, Тайцы, Ропшу, Радофинниково, Мшинскую, Никольское, Мгу, также мечтают о комфортном загородном доме. Если бы петербуржцам представилась цивилизованная возможность поучаствовать в воплощении мечты, они наверняка медлить не стали бы.

Усадебно-дачный Петербург — явление в российской и мировой истории уникальное.

В отличие от Подмосковья и других российских территорий, представленных в основном помещичьими имениями, южные предместья бывшей столицы — средоточие мест отдыха государственных сановников, купцов, промышленников, разночинцев и даже квалифицированных рабочих.

Сейчас уже с трудом верится, что знаменитый Сестрорецкий курорт — основа для формирования нынешнего Курортного района Санкт-Петербурга — долго вызывал у публики недоверие. Чтобы привлечь отдыхающих, минеральную воду, несмотря на наличие собственных источников, приходилось завозить из Европы. Кто-то может возразить, что причиной невостребованности территорий Карельского перешейка было отсутствие транспортных коммуникаций. Но железная дорога соединила столицы Петербург и Хельсинки в 1870 году, а Сестрорецкий курорт стал популярен только к 1907–1908 годам, через семь лет после официального открытия.

Неверно утверждать, что усадебных комплексов к северу от Петербурга совсем не было. Были, и на территории того же Всеволожского района. Но соотношение их к южным «собратьям» находилось в обратной пропорции к соотношению нынешних коттеджных поселков. Дачные же местности в середине XIX века зарождались только на юге. Почему?

Сиверская: ближе к лету

Ижорское плато, ограниченное рекой Лугой и доходящее до южного Приладожья, с древних времен привлекало завоевателей и переселенцев. Швеция и Россия веками сражались за эту землю. Во-первых, там самые подходящие для возделывания и ведения приусадебного хозяйства дерново-карбонатные почвы, а во-вторых, зима приходит туда на полмесяца позже. Солнечных дней в этих краях также значительно больше.

Знаю по опыту: если, скажем, в Питере и Всеволожске идет обложной дождь, то над Сиверской и Вырицей (в 70 км от города) проглядывает солнце, а в Чаще (100 км) или Луге (120 км) народ вовсю наслаждается летним отдыхом. Кстати, Сиверская, Вырица, Чаща (Гатчинский район), Дудергоф (Ломоносовский район) — это уникальные природные зоны с особым оздоровительным микроклиматом, а Гатчина — родоначальница дачного движения в императорской России.

Ижорская возвышенность словно создана для устройства ландшафтных парков. Холмы здесь чередуются с живописными долинами, а хвойные леса с широколиственными. Не секрет, что все дворянские усадебные комплексы возникали в самых приспособленных для жизни, радующих глаз местах, а таких усадеб в Волосовском, Ломоносовском, Гатчинском и Тосненском районах были сотни.

В расхожем представлении туристов все, что достойно посещения под Петербургом, ограничивается помпезными царскими резиденциями. Это Петергоф, Ораниенбаум, Пушкин, Павловск, Гатчина. Но отчего же творившие историю государства Российского богатейшие и знаменитейшие фамилии, такие как Демидовы, Воронцовы, Голицыны, Врангели, Корфы, Волконские, Строгановы, Фредериксы, Штиглицы, Толстые, Елисеевы, Витгенштейны, Рукавишниковы, Набоковы, селились и строили церкви в других местах, но уж никак не на Карельском перешейке? Правда, бароны Фредерикс и Корф владели землями на территории сегодняшнего Всеволожского района, но это уже скорее Приладожье.

По мнению большинства руководителей «малоэтажного» бизнеса, именно отсутствие инженерной инфраструктуры на юге выталкивает застройщиков на север — ведь современный коттедж предполагает наличие удобств и коммуникаций.

В числе других «неудобств» называется отсутствие индустрии развлечений.

Между тем такая аргументация представляется надуманной. Если говорить о развлечениях, то стандартный набор включает всего три составляющие: катание с гор зимой, на гидроцикле по озеру летом и ресторан с боулингом и дискотекой. С горными лыжами на юге действительно неважно (здесь есть только «Туутари-парк»), с гидроциклами — тоже, но все-таки кое-где имеются. Ну а ресторан и боулинг… Этого и в городе хватает.

С водой и без воды

Но вернемся к коммуникациям. Раньше ближайшие к жилью озера и реки были основными поставщиками питьевой воды для населения. На протяжении веков качественные показатели озерной воды понемногу ухудшались, а люди все больше обращали внимание на подземные питьевые ресурсы. Но не только бурная человеческая деятельность была тому причиной. Озера имеют свойство зарастать, а реки мелеть. Когда-то многие верховые болота были озерами, и рано или поздно все озера превратятся в болота. Процесс зарастания и заиливания сегодня можно наблюдать повсеместно, а санитарные показатели, мягко говоря, оставляют желать лучшего.

Природный комплекс так называемого озерного края относится к водно-болотным ландшафтам, как именуют равнинные местности с большим преобладанием годовой суммы атмосферных осадков над испарением. Эти ландшафты отличаются повышенной уязвимостью и наиболее подвержены деградации. Свалки, хищническая охота, бесконтрольный сбор ягод и растений, осушение болот и добыча торфа приводят к нарушению естественного природного баланса, загрязнению, истощению ресурсов. В самом «коттеджном» Всеволожском районе таких территорий около 40 процентов. Вода, которой пользуются жители Всеволожска, поступает в город из двух основных водопроводных систем — Не­­вской и Ладожской. Благодаря чистоте Ладоги и удачно расположенному (вдали от берега) водозабору всеволожская вода по составу взвешенных и биогенных частиц соответствует всем нормам, чего нельзя сказать о воде из поверхностных ладожских водозаборов, особенно в поселке им. Морозова.

В основном централизованное водоснабжение Всеволожского района осуществляется десятью водопроводами. Из них девять используют поверхностные источники водоснабжения и только один — подземные воды. Это 80% общего объема потребления. Остальные 20% приходятся на колодцы и скважины, которыми пользуются жители небольших населенных пунктов.

Проверки показали, что из действующих на территории района 95 общественных шахтных колодцев половина не соответствует требованиям по санитарно-техническому состоянию. Это особенно неприятно на фоне нарастающего коттеджного бума, превращающего окрестности Всеволожска в места проживания состоятельных петербуржцев. На территории района уже три десятка коттеждных поселков, а число желающих переехать в ближайшую к Питеру и экологически ранимую зону не уменьшается. Наиболее перспективна для водоснабжения за счет подземных вод северо-западная часть Всеволожского района. Здесь основной горизонт — нижнекотлинский, содержащий чистую пресную воду. Горизонт хорошо защищен от поверхностных загрязнений пластами твердых пород, однако предполагает бурение артезианских скважин до 200(!) метров.

Как правило, водоснабжение индивидуальных домов и небольших населенных пунктов в этих местах решается за счет использования грунтовых вод верхнечетвертичного горизонта, а также посредством простых скважин и глубоких колодцев — 40–70 метров.

Еще одна характерная особенность Карельского перешейка — наличие железистых грунтовых вод, сходных по составу с водой «Полюстрово». Они вызывают ожелезнение почв, сельскохозяйственное использование которых крайне затруднительно. Обычно содержание железа в воде колеблется от 2,5 до 10 мг/л при норме до 0,3 мг/л. При взаимодействии воды с кислородом выпадает ржавый осадок. Поэтому перед ее употреблением или подачей в водопровод рекомендуется проводить обезжелезивание, а это немного усложняет и удорожает эксплуатацию инженерной системы коттеджа.

К югу от Финского залива ситуация с водоснабжением гораздо благоприятнее. Выше гдовского, в нижнекембрийских геологических слоях лежит ломоносовский водный горизонт. Он прослеживается узкой полосой вдоль южного побережья Финского залива на глубине 1,3–14 м, только в районе г. Сланцы опускаясь до 225 метров. Качество этой воды очень хорошее.

Еще выше по разрезу, в ордовикских известняках, находится ордовикский горизонт, распространенный в пределах Ижорского плато и Оредежско-Тосненской равнины. Его воды обеспечивают водоснабжение юго-западных районов Санкт-Петербурга и городов-спутников. Множество карстовых родниковых и пластовых выходов дают начало таким рекам, как Ижора, Оредеж, Славянка, Дудергофка, Стрелка, Шингарка, образуют гроздевые выходы — Ропшинско-Глядинские, Орловские и Таицкие ключи.

Наилучшими свойствами обладают подземные воды Ломоносовского месторождения, а также ордовикского горизонта Ижорского плато. Глубина артезианского бурения в южных районах в среднем около 40 м. На юго-западе — до 60 м, на юго-востоке — до 80. Чтобы «добыть» приличную грунтовую воду в той же Сиверской или Чаще, можно выкопать колодец глубиной 10–15 метров.

Транспортный вопрос и инфраструктура

Престижность Карельского перешейка нередко объясняют хорошей транспортной доступностью мест компактного проживания и отдыха. Но опыт показывает, что из центра Петербурга добираться до дачи на Приморском, Выборгском или Приозерском направлении зачастую сложнее, нежели до равно­удаленного места, скажем, в Гатчинском или Тосненском районе. Киевское и Московское шоссе в 20 км от города даже по пятницам вполне пригодны для передвижения, а уж за Гатчиной или Саблином — тем более.

С выездом на Таллиннское шоссе ситуация сложнее, зато в Волосовском или Ломоносовском районе до любой деревеньки едешь по вполне сносному асфальту, и никто тебе не мешает. Что ни село — бывшая усадьба и памятное место. Кругом древность, лес и загадочная тишина. С вводом в строй южного полукольца КАД (градостроители обещают к 2010 году) из Ломоносовского района будет легко добраться в любую точку города.

Тот, кто говорит, что буквально единичные элитно-поселковые предложения на юге есть следствие отсутствия инфраструктуры, по всей видимости, пребывает в заблуждении. Инженерная инфраструктура южных районов вблизи волостных поселков, мест скопления крупных садоводств и рядом с демократичными, мощными курортными образованиями, такими как Сиверская или Вырица, — побогаче, чем у лесных озер в Выборгском районе.

А что касается стандартных дачных развлечений, то реки и озера для рыбалки, шикарные смешанные и сосновые леса для грибной и традиционной охоты — на юге все в наличии. Чего стоит только Оредеж — река с чистой, побеждающей микробов и немощь водой, в которой водится форель. И если кто-то об этом не подозревает, совсем не значит, что этого нет. Правильно ведь говорится: «Чтобы любить свою Родину, надо ее знать». Кто-то хочет жить у горнолыжного курорта, и его стремление платить за возможность не расставаться со своим увлечением понятно. Но тот, кто выбирает загородный дом, потому что рядом есть престижный ресторан и «все крутые давно уже здесь», явно переплачивает: за дом и за свое здоровье, в том числе духовное. Не переплачивайте, а изучайте историю с географией!

Кстати…

Несмотря на то что сегодняшние застройщики публично признаются в любви северным районам, скупка больших земельных наделов на юге идет довольно-таки динамично. В частности, в администрации Волосовского района этот факт подтвердили, отметив, что за последнее время рассмотрено около двухсот «крупных» обращений.

По мнению чиновников, никаких препятствий для прихода застройщиков нет. Единственное, что осложняет процесс, но отнюдь не останавливает его, — длительный процесс присвоения кадастровых номеров.

В избранном В избранное
1296
Предложения