Яндекс.Метрика
Загородное обозрение

СалонПоиск загородной недвижимости

Модный Милан

Мебель / 07.06.2008

Редакция проекта «Загородное Обозрение»

197022, Санкт-Петербург, Большой пр. П.С., 83

zagorod.spb.ru
info@zagorod.spb.ru

+7(812)313-63-61

Связь с разработчиком сайта: it@zagorod.spb.ru

Авторские права

ЗО Загородное обозрение
Миланский мебельный салон, проходящий ежегодно в апреле, — событие настолько грандиозное, что пропустить его для тех, кто как-то причастен к миру мебели и интерьерного дизайна, не представляется возможным. Новые стены — выставочный комплекс Rho-Pero открылся совсем недавно — придали и без того значимой выставке лоска и помогли довершить превращение в блистательное театральное шоу, забыть которое трудно. Жадно глотая креатив и особое настроение I Saloni, мебельщики и дизайнеры уезжают с выставки в состоянии, близком к помешательству. И, говоря искренне, есть от чего сойти с ума.

Мероприятий подобного масштаба в Европе просто нет. Ни Кельн, ни Париж, ни Верона все еще не приблизились к Милану по популярности, масштабности и уникальности. I Saloni вобрала в себя все лучшие традиции мебельных шоу, например милую привычку производителей отмечать юбилеи своих фабрик именно в рамках проходящей выставки и манеру устраивать великолепнейшие Презентации (да-да, именно так, с большой буквы!). При этом все происходящее в Милане густо замешано на особой атмосфере города, которая, как дрожжи в тесте, способна приподнять над буднями и сделать необыкновенно «вкусным» любое проявление креатива.

Непривычный комфорт арт-объектов

В том, что дизайнерская мебель давно уже перешла в категорию произведений искусства, никто не сомневается. Тонким местом высокого мебельного дизайна всегда была его подчас сомнительная жизнеспособность: часть продукции адекватно выглядела исключительно в шоу-румах, пасуя перед будничностью и жилой атмосферой в домах обывателей. Прошедшая выставка продемонстрировала приятное «одомашнивание» одиозных вещиц — все они, даже гламурно-розовые кактусы в человеческий рост от Хайме Айоне и печальные клоуны на загривках лакированных кресел, полны комфорта и готовы хоть сегодня покорить гостиные, детские и библио-теки склонных к сибаритству европейцев.

Детскость — характерная черта самых ярких дизайнерских вещиц выставки. Лампы — панамки и котята под абажурами (MOOOI), кресла-одуванчики (Little Garden Bouquet, дизайнер Tokujin Yoshioka, MOROSO) и домашние питомцы с деталями из детсадовской клеенки (контейнеры Office Pets, дизайнер Hella Jongerius, VITRA), желтые облака (светильник Mama Cloud от Фрэнка Гери, VITRA) и игрушечные горы (ширмы братьев Буруллеков, VITRA) — все это предметы в равной степени ностальгически-радостные и комфортные (разве детство может восприниматься иначе?!).

Примечание

Дизайнеры, взрослые дяди и тети, позволили себе игру в кубики (диван Do-lo-res, дизайнер Рон Арад для MOROSO), плетут забавные паутинки, создавая таким забавным способом целые мебельные коллекции (коллекция Tropicalia, главная паутиноплетельщица современного декора — Патрисия Уркиола, MOROSO).

Очевидная даже на фото комфортность кресла Heaven (Cassina), уютная кокетливость дивана Divina (Driade) со спинкой в виде прилегшей отдохнуть дивы, роскошная необъятность кушеток Sherazade и Odalisca (EDRA) стали составляющими современной «сладкой жизни», которую так активно пропагандировала минувшая I Saloni.

Битва красок

Посетители выставок склонны анализировать увиденное. Им непременно хочется выделить главное — самый модный цвет, фактуру, материал, тяготение к тем или иным формам… Невозможность сориентироваться по основным мебельным параметрам ставит их в тупик.

Примечание

Впрочем, последний миланский салон не разочаровал склонных к анализу поклонников дизайна: модный цвет — белый; фактура — крупномахровые поверхности, напоминающие лепестки сложноцветковых растений; орнамент — ритмичная, пошагово повторяющаяся матрица любой степени сложности; материал — кожа и современные «стрессоустойчивые» ткани…

Орнаменты стали особой «фишкой» выставки и заслуживают отдельного, замолвленного в их пользу слова. Итак, помимо графического и пластического декора, торжествуют в обивке и окраске структурный и фактурный орнаменты. Фактурный орнамент — орнамент-обманка: он готов выдать керамику за шоколад, ткань или камень, а шелковую обивку — за покрытие из дерева (банкетка Touch wood студии Minale Maeda, DROOG). С его помощью была предпринята попытка сымитировать фактуру обивочного букле в твердом материале (стулья Сarved Марселя Вандерса, MOOOI). Забавно, что отдельный предмет может сам по себе стать орнаментом, например стул Rain Торда Бонтье (MOROSO).

В отношении цветовой гаммы, как наиболее очевидной тенденции любой выставки, в Милане обошлось без перегибов — сделать атмосферу абсолютно стерильно-белой не удалось, несмотря на то что и кухни на сей раз, и сантехника, что вполне традиционно, предпочли именно этот вариант окраса. Целой струей ярких красок на выставке выстрелила компания MISSONI, поддержали полную роскошных оттенков гамму и EDRA, и многие другие фабрики. Безудержную палитру насыщенного фиолетового и лазурного можно было бы посчитать вызовом трогательной непорочности белого, если бы не одно обстоятельство: цель у потенциальных «дуэлянтов» (сторонников белого и поклонников яркого) одна — сделать интерьеры наших домов исключительно, необыкновенно красивыми…

Техногенная душа дома

Трепетное отношение к кухонной мебели в последние годы все более и более очевидно. Как считают некоторые производители и примыкающие к ним продвинутые дизайнеры, вполне вероятно, что в жилище будущего останутся только три изолированных помещения: спальня — поскольку физиология сна требует тишины; санузел — ибо это самая приватная территория в жилище, — и кухня, которая будет сочетать функции столовой, гостиной, кабинета, библиотеки и даже танцпола. И основные концептуальные модели кухонных гарнитуров уже сегодня разрабатываются исходя из этих соображений.

Характерные черты, ставшие максимально очевидными на прошедшей в Милане в рамках выставки I Saloni ее важнейшей и трепетно ожидаемой части Eurocucina 2008 (эта выставка организуется раз в два года), — это огромное количество технических новшеств и обусловленная ими отчасти тенденция к трансформируемым мебельным модулям.

Примечание

Кажется, что абсолютного совершенства достигла механизация процесса открывания-закрывания кухонных шкафов. Дверцы стали открываться не только стандартно в сторону, но еще и вверх, а с учетом того, что некоторые из них оборудованы электрическими доводчиками, открывать и закрывать их теперь можно, используя пульт дистанционного управления.

Положа руку на сердце, не совсем понятно, зачем нужно управлять дверцами на расстоянии, но у производителей, очевидно, есть аргументы, оправдываю щие такой «наворот». Лишенные подобного прогрессивного новшества дверцы также открыть не проблема — достаточно легкого надавливания, в связи с чем мебельные ручки становятся столь же нефункциональны, как фальшивые карманы на одежде, то есть исключительно элементом дизайна, причем все более редким.

Мебель для кухни из дорогих материалов (натурального дерева, алюминия, стали, камня — натурального или искусственного), без ручек, с интересной подсветкой (надо сказать, что в силу тенденции экономии электроэнергии производители предлагают в качестве осветительных приборов LED-светильники, которые очень практичны и долговечны) почти ничем не отличается от той, что стоит в гостиных или кабинетах. Процесс мимикрии кухонных гарнитуров под мебель для жилого пространства начался уже давно — почти десятилетие кухню всячески пытались спрятать, замаскировать, сделать ее неопределенной. И день сегодняшний — закономерное развитие событий. Осталось лишь замаскировать так или иначе мойку, плиту и вытяжку — те детали, что делают кухню кухней. В результате традиционные кухонные элементы оказались скрытыми за дверцами шкафов и всевозможными «ширмами», которые принимали вид даже гаражных ворот. Вытяжки теперь либо делают абсолютно незаметными, либо, напротив, акцентируют.

Введение ширм того или иного вида можно назвать решением проблемы в лоб. Более тонкий ход, впервые так отчетливо прозвучавший в рамках выставочного пространства, — это трансформации, ставшие основным современным приемом маскировки. Кухня-трансформер — самая модная и актуальная. Как это выглядит? Например, столешница может скользить над мойкой и прикрывать ее, когда она не используется. Наличие сантехнической подводки не позволяет поступить с мойкой так, как, например, с варочной поверхностью, которую монтируют на отдельном подвижном модульном блоке, также задвигающимся под рабочую поверхность, если в нем нет надобности. Над мойкой и варочной поверхностью часто устанавливают специальные решетки, маскирующие рабочую зону и тем самым смягчающие облик кухни как очага. Капюшоны вытяжек, вмонтированные непосредственно в столешницу за варочной поверхностью или сбоку, прячутся внутрь стола и появляются из нижней базы только по мере надобности.

Нижняя база способна приютить не только вытяжку — в ней может размещаться и вся зона хранения, особенно при островном варианте кухни: легким движением руки вместительные полки с продуктами, тарелками и прочей утварью поднимаются из столешницы-острова или опускаются внутрь нее, образуя абсолютно гладкую поверхность. Остров при этом, конечно, становится шире, чем обычно, но, поскольку у такой кухни часто нет ни верхних шкафов, ни нижней базы, ему можно простить его габариты — по занимаемой площади он все равно остается выигрышным вариантом.

Столешница — практически выдвижная, но при этом занимает минимум места, будучи сложенной, и максимум — когда ее полностью выдвигают. Размеры варьируются в зависимости от интенсивности кулинарного процесса. Сама по себе она может служить крышкой для зоны хранения — ящика для посуды, продуктов, инструментов и т. д. Телескопические механизмы позволяют изменять и высоту столешницы: для готовки оптимальна с точки зрения эргономики для среднестатистического европейца является высота в 91 см, дли приема пищи — 74 см. Перемены высоты запрограммированы в разных кухнях в диапазоне от 70 до 104 см (чтобы каждый мог выбрать по своему росту) и происходят крайне ненавязчиво для пользователя — только производители знают цену этой легкости.

Почти все новые кухни оборудованы мультимедийной аппаратурой, аудио-видео-системами, часто с защитным покрытием от грязи и воды с учетом агрессивности кухонной среды.

Выставка как праздник

Мебельное шоу не было бы таковым, если б не целый ряд мероприятий, ее сопровождающих. Посетить все — невозможно, не пойти на какие-то — непростительно. Так, участие гениального британского кинематографиста Питера Гринуэя придало выставке новый колорит: волшебник от кино представил посетителям мультимедийное действо по мотивам фрески «Тайная вечеря», в котором гениальная живопись сочетается с современными технологиями — музыкой, световыми, звуковыми и видеоэффектами. Очаровало всех юбилейное торжество фабрики Cassina, рассказавшей буквально обо всех достойных предметах мебели, выпущенных ею за время своего существования (80 лет). Ну и конечно, целый фейерверк презентаций как на территории выставочного комплекса, так и за его пределами, на которых можно было не только полюбоваться тем, как «отрываются» гениальные дизайнеры, но и поздороваться с ними лично, как это было, например, на мероприятии компании AXOR. Счастливчики, приглашенные на это торжество сантехнического дизайна (речь идет о презентации Axor Starck Shower Collection), могли увидеть там не только автора новой коллекции — Филиппа Старка, но и его блистательных собратьев по ремеслу — Антонио Читтерио, Жана-Мари Массо и Заху Хадид.

В избранном В избранное
1754
Предложения