Яндекс.Метрика
Загородное обозрение
салон загородной недвижимости

Искусство с прикладным характером

Мебель / 28.07.2010

Редакция проекта «Загородное Обозрение»

197022, Санкт-Петербург, Большой пр. П.С., 83

zagorod.spb.ru
info@zagorod.spb.ru

+7(812)313-63-61

Связь с разработчиком сайта: it@zagorod.spb.ru

Авторские права

ЗО Загородное обозрение
С тем, что офорт и литография — довольно малые формы, к тому же для очень больших ценителей, Оля Колядина смирилась, еще обучаясь в институте по специальности художник-график. И, никогда не переставая рисовать, что называется, для души, профессионально посвятила себя одной, но пламенной страсти — декораторству. Вместо того чтобы творить шедевры для избранных, она с удовольствием создает вещи, которые украшают быт, добавляют в него комфорта и в определенном смысле повышают качество жизни.

По словам художницы, интерес к интерьерной тематике стал активно проявляться уже в институте. Желание создавать яркие картинки, которые можно вписывать в обстановку, оказалось сильнее симпатии к теплой, почти камерной графике. Поэтому и для дипломной работы решено было выбрать универсальную технику шелкографии — и рисунок пригодился, и для сегодняшнего техногенного интерьера такое искусство подходит.

Надо сказать, профессия декоратора предполагает обширные и глубокие знания — и секретов разных материалов, и различных приемов. Конечно, не обойтись и без яркой фантазии, ведь, по сути, каждый объект требует от художника изобретения чего-то нового. Ольга — декоратор по призванию; она обожает свою работу, не перестает экспериментировать и зачастую отдает предпочтение не тем заказам, что сулят бешеные дивиденды, а самым интересным и необычным в профессиональном плане. Если говорить о направлениях, то чаще всего приходится заниматься мебелью, поскольку именно она главенствует в интерьерном декорировании.

Ольга Колядина: «Как правило, от декоратора требуется «утопить» предмет мебели в обстановке — сделать так, чтобы он не вылезал, не кричал и не выпячивался. Для этого его необходимо стилизовать под общее настроение интерьера. Гораздо интереснее создать объект, который будет задавать тон всей прочей обстановке. Я уверена, что мебель может и должна выступать в интерьере своего рода арт-объектом. И такие работы, к счастью, случаются. Не так давно, например, заказчица попросила декорировать скамейку… как будто бы та три года простояла под снегом. Иногда бывает наоборот: заказчик хочет нового и красивого, чтобы никаких следов времени, никакой патины и прочих «древностей». Чаще всего востребована именно такая техника, как старение, — это модно, такие заказы не иссякают».

В какой-то момент Ольга встретилась и стала сотрудничать с художником-живописцем Юлией Вознесенской. Довольно быстро сложился великолепный творческий тандем: при всей своей занятости девушки находят время давать мастер-классы, а главное, принципиально выбирают только интересные для творчества вещи.

О. К.: «Чем увлеченнее заказчик, тем нам легче и интереснее работать с ним. Помню, с одной заказчицей мы пересмотрели невообразимо много реальных объектов, чтобы до мельчайших подробностей понять, что нужно сделать. В других случаях мы обмениваемся с заказчиком картинками, узорами, журналами, выясняя, что же именно требуется. Когда человек до такой степени увлечен, то и мы с азартом беремся за работу».

В духе милого прованса

Как и в любом деле, предполагающем общение с заказчиком, в декорировании необычайно важно взаимопонимание. Идеальный вариант — когда заказчик с самого начала знает, что хочет увидеть в итоге. Правда, и в этом случае иногда бывают курьезы. Ольга вспоминает, как начинали работать над декорированием предметов обстановки для одного интерьера. Хозяйка непременно хотела видеть у себя в доме мебель «под прованс». Исходя из этого, художницы сделали, как обычно, несколько эскизов в разной цветовой гамме, но неизменно в духе французского кантри. Заказчица отвергла все и прислала свой рисунок… с орнаментом классической шпалеры в духе Людовика XIV.

Впрочем, такие «нестыковки» скорее из разряда исключений. Как правило, заказчика долго «допрашивают», задают наводящие вопросы, «экзаменуют» картинками, приводят примеры из специальной литературы. В общем, проводят серьезную подготовительную работу. Ведь «влезть в голову» человеку, понять, в чем ему уютно и как именно он это видит, — самая сложная часть работы. Дальше — сплошное удовольствие и творчество. Иногда пожелание может звучать примерно так: сделайте как считаете нужным. Это означает, во-первых, что с работой художниц уже знакомы и доверяют их чувству стиля. Ольга уверена, что есть еще и «во-вторых»: человек хочет заботы, чтобы о нем подумали, побеспокоились и нашли то, что станет для него идеальным.

Одним словом, заказчики бывают разные.

И встречаются с ними по-разному. Многое дает сотрудничество с художественной галерей «ХIХ талантов», откуда поступает большая часть заказов. Свою роль играет интернет-реклама: сайта нет, зато есть группа «в контакте». Конечно, большое значение имеет сложившийся круг заказчиков — в плане как повторных обращений, так и хороших рекомендаций. Ольга признается, что работы невпроворот, но, как ни странно, успевает создавать декорации для концертов и рисовать для интернет-сайтов.

Вероятно, время у художника течет по-особому. А потому задавать вопрос о временных затратах как-то и в голову не приходит. Понятно, что каждая работа сугубо индивидуальна и многое зависит от состояния самого предмета и техники. Как говорит Ольга, одно дело — новый отшпаклеванный стол облагородить патиной, и совсем другое — старинный, с выбоинами, который нужно прежде привести в нормальное состояние, да еще и покрыть толстым слоем «дикого» орнамента.

«Дикий» орнамент, впрочем, встречается редко, как, собственно, и прочие яркие этнические мотивы. В основном заказчики предпочитают универсальную классику: патину, тот же прованс, теплую гамму, спокойные цветочные букеты, деревенский стиль. Бывает, даже и заготовки свои предлагают. А бывает, что передумают в процессе работы, да еще и не раз.

Нарисованное небо, нарисованное солнце

Купила заказчица тумбочку. Показалась ей тумбочка скучноватой. Подобрала она к ней занавески. И поняла, что как-то не очень, хочется больше выразительности. В такой ситуации на помощь зовут художника-декоратора. Не все, конечно, а больше люди с фантазией, которые хотят видеть в своем доме оригинальные предметы, не похожие на те, что у соседей.

Чтобы «подружить», например, тумбочку с занавесками, Ольга снимает с занавесок рисунок — иначе: срисовывает. Как правило, нужна фотография объекта. В фотошопе создается композиционное решение, компонуются орнамент и цветовые пятна, выбираются геометрия и изображение, определяется, где будет роспись. После этого делается «выкраска», то есть небольшой образец в натуральную величину, в такой же цветовой гамме и технике, в каких будет выполнена работа. Ольга рассказывает, что для простоты и экономии времени многие вырезают кусок орнамента на ткани или бумаге, наклеивают его на поверхность и затем покрывают лаком. Юле и Оле такой ход кажется примитивным, они художницы, поэтому любят рисовать. Из материалов предпочитают проверенные временем темперные краски, дающие огромные возможности — цветовой гаммы, красивой фактурной поверхности, отражения света, вариантов письма, наконец, ведь пишут темперой и укрывисто (то есть плотно) и лессировками (то есть прозрачно). Петь дифирамбы этой древнейшей краске, замешанной на яичном желтке, можно было бы продолжить. Ясно одно, если вещь используется мало, как рама для картины, фронтон комода, ширма или, скажем, функциональное панно, выполняющее роль зеркала, то лучше темперы ничего не сыскать. И даже когда речь идет о декорировании стола или стула — все равно темпера. Но в сочетании с лаком, причем зачастую не одним. Например, с глянцевым и матовым, если работу необходимо стилизовать, скажем, под ткань с матовой поверхностью и шелковой вышивкой.

Юлия Вознесенская: «Бывает, что роспись — это следующий этап, а начинать нужно с грунтовки поверхности. Например, если необходимо скрыть фактуру дерева, той же сосны. А бывает, наоборот, сначала надо выявить поверхность, — тогда используются всевозможные тонировки, которые усиливают выразительность деревянной поверхности».

Темпера универсальна, она создает особую пленку, защищающую изделие. Масло в этом смысле менее устойчиво, поэтому его используют гораздо реже. Да и, по правде говоря, не декоративная это техника — масло, а девушки-художницы явно тяготеют к декоративным изображениям.

Еще реже они используют акриловые краски, в которых так мало естественных цветов, даже тогда, когда их долго смешивают. Как правило, акрил выбирают не от хорошей жизни — например, из-за поверхности, которая была покрыта лаком, или при работе с синтетикой. Ольга признается, что иногда приходится иметь дело и вовсе с алкидными малярными красками. Для особо же изящных работ можно использовать и акварель. Но зачем, если то же самое можно сделать с помощью темперы?»

О. К.: «Следует упомянуть и так называемую трафаретную роспись. Эта техника используется в основном для гладких поверхностей, плоских филенок, дверец. Вот для кухонных фасадов она хороша — быстро, выразительно и недорого. Трафарет создается различными способами, в зависимости от количества оттисков. Но мы считаем, что плоский трафарет — это скучно. Поэтому используем забивку, многоцветную, а то и многослойную. Особенно интересно она смотрится в сочетании с проявленной патиной. В принципе каждый раз, когда нужно задекорировать поверхность, приходится изобретать что-то новое: техники смешиваются, при этом что-то дописывается вручную».

Кракле с декупажем

В сегодняшнем интерьере, как известно, исключительно востребованы всевозможные техники искусственного состаривания мебели. По мнению Ольги, красота старения заключается в фактурности, вернее, в разности фактур поверхностей — рельефной и гладкой. Одним из популярных приемов создания налета старины является патинирование.

О. К.: «Патина бывает проявленная и поверхностная. В первом случае должны быть два красочных слоя, которые художник либо химическим, либо механическим способом проявляет, добиваясь живописности поверхности. Например, нижний слой многоцветный, а верхний — в одну краску. Проявленная патина — это, по сути, прошкуривание: верхний слой в нужных местах сошкуривается, и краска меняет тон. Получается своеобразное рисование наждачкой, при этом «дрань» должна быть высокохудожественной, то есть в виде красиво расположенных живописных пятен».

Поверхностную патину условно можно назвать грязью, которая втирается в поверхность или же задувается через аэрограф. Ольга уверяет, что последний вариант наиболее прост в исполнении и выглядит так себе: если поверхность была без выразительного рельефа, то и получится некрасиво и неестественно. Гораздо интереснее метод втирания, когда поверхность вычищают карчетками, царапают, иногда даже режут стамесками, создавая эффект поеденного жучками дерева, и в полученные изъяны втирают патину.

Такое механическое старение плюс ручная роспись — и получается самая изысканная имитация старинного предмета обстановки.

Кстати, в продаже сегодня множество всевозможных специальных составов в виде патины, прочие готовые материалы для декорирования. Художники, правда, редко ими пользуются, это составы скорее для любителей или, как говорит Ольга, «для серийного малярного производства». Профессионалы-декораторы составы готовят сами, все, даже фактурные пасты.

О. К.: «Еще один очень популярный прием — создание эффекта растрескивания красочного слоя, или кракелюр. Для этого тоже предлагаются специальные составы. Техника такова: есть два слоя, верхний отличается большим поверхностным натяжением и растягивает нижний — таким образом создаются трещины. Дальше в оба слоя в зависимости от желаемого результата втирают пастельные порошки, масляные краски или специальные затирки. Кракле, как правило, хорошо использовать в сочетании с декупажем: из тонкой бумаги вырезается изображение, наклеивается на поверхность, а затем либо покрывается просто лаком, либо кракелюром».

Вот такая незатейливая на первый взгляд история. А на самом деле сложнейший творческий процесс, где каждый объект — это законченная работа. Где присутствует композиция — и внутри предмета, и, что не менее важно, вокруг него. И каждый объект превращается в картину. Неслучайно, когда художница еще только начинала заниматься мебелью, вопрос был поставлен именно так: зачем писать картину для пяти человек, когда можно делать то, чем будут пользоваться.

С тех пор и создает свои, особые картины, которые, помимо живописной притягательности, имеют еще прикладной характер.

Слово экспертам

Досье

Ольга Колядина, художник-график

В 2008 году окончила Институт декоративно-прикладного искусства по специальности художник-график. До этого, в 2001 году, получила среднее образование по специальности мастер отделки текстиля (батик и ручное ткачество). После окончания училища копировала фрагменты классических шпалер для частных интерьеров. Параллельно создавала современные гобелены в стиле нефигуративной живописи. Обучаясь на факультете графики, переключилась на книжную иллюстрацию и печатную графику, создание офортов и линогравюр, в том числе с использованием компьютерных технологий.

Персональная выставка состоялась в 2010 году в галерее «Грань», где художница представила серию графических листов в технике шелкографии.


Юлия Вознесенская, художник-живописец

Окончила СПбГПУ им. А. И. Герцена по специальности станковая живопись. Участник выставок Санкт-Петербургского союза художников («Надежда-2008», «Надежда-2009»), Красноярского союза художников («Арт-старт 2009»), обладатель гранта Всероссийского фестиваля «Пути надежды» в номинации «Изобразительное искусство». Живописные работы представлены в галереях Петербурга. Увлечение мебелью родилось во время одного из путешествий по Русскому Северу. Тогда Юля и открыла для себя, что и в России есть уникальная традиция декорирования мебели. На выставках всегда представляла свои живописные работы, в этом году планирует представиться как художник прикладного искусства.

В избранном В избранное
1827
Предложения