Яндекс.Метрика
Загородное обозрение

СалонПоиск загородной недвижимости

Открыть журнал

Имиджевая архитектура

VIP-недвижимость / 03.05.2011

Редакция проекта «Загородное Обозрение»

197022, Санкт-Петербург, Большой пр. П.С., 83

zagorod.spb.ru
info@zagorod.spb.ru

Телефон/WhatsApp:

Авторские права

ЗО Загородное обозрение
Хоть у китайцев бы нам несколько занять Премудрого у них незнанья иноземцев. Воскреснем ли когда от чужевластья мод?

Эволюция архитектурных вкусов — процесс, который, однажды начавшись, уже не останавливается. Те, кто сегодня переселяется в загородные поместья, уже не так рады пряничным домикам, в изобилии представленным в поселках, где пик строительства пришелся на конец прошлого века. Обращение за эксклюзивными проектами к гуру архитектуры из-за рубежа — явление нечастое, но и не единичное. В основном такой архитектурой «балуются» в Подмосковье, однако и в Ленинградской области сотворение дома заказчик все чаще поручает зарубежным специалистам.

В спросе на работы зарубежных зодчих нет слепого поклонения всему иностранному, о котором говорил еще Грибоедов. Это всего лишь понимание того, что в построении зданий со сложной формой маэстро из Европы, Азии и Америки имеют куда больший опыт, нежели их российские коллеги. В некоторых случаях заказ проекта виллы у известного архитектора — это, безусловно, еще и имиджевый шаг.

Вилла в Барвихе

Авторитетнейшая и необыкновенно популярная «Заха Хадид» (студия Zaha Hadid Architects) создала проект частного дома в подмосковной Барвихе. Официальное название проекта — Capital Hill Residence. Дом построен на склоне холма, поросшего соснами и березами. Рельеф в огромной степени определил архитектурное решение. Вилла состоит из двух блоков: один максимально органично сливается с пейзажем, а другой расположен на высоте 22 м над поверхностью земли и словно плывет среди верхушек деревьев.

Планировка виллы подразумевает четыре уровня. Нижний задуман как пространство для отдыха — это большая гостиная, фитнес-зал, хамам, сауна, комната для массажа.

Этажом выше размещены главная гостиная, столовая, кухня, комната отдыха, домашний плавательный бассейн. На этом же уровне расположены автомобильные стоянки.

Чтобы подняться выше, следует воспользоваться лифтами, установленными между специальными опорами, на которых сооружен второй блок здания. «Ногам» виллы отводится не только физическая функция — они, по мнению архитектора, являются мощным звеном для установления диалога разных по формату частей дома и окружающей среды. Пространство между ними заключено в оболочку из стекла, и, поднимаясь на лифте, можно обозреть деревья и сад. Третий уровень виллы отдан под прихожую, кабинет, библиотеку; здесь же детская комната и гостевая спальня. Спальни хозяев и зал с внешней террасой оборудованы на самом верху дома.

Главные строительные материалы, предложенные для этого проекта, — бетон, сталь и стекло. Общий смысл дизайна виллы — некая стратегия, которая расширяет внешний плавный ландшафт на интерьер здания, для того чтобы создать новый пейзаж с непрерывной интеграцией интерьера в склон холма.

Для «Захи Хадид» вилла как объект на фоне прочих ее творений — почти что детская игрушка. Однако немалый труд архитектора и космического масштаба креативность очевидны даже неспециалисту, а уровень комфорта могут оценить лишь хозяева виллы и их гости.

Продуктивный голландец

Иностранные архитекторы сегодня работают в России часто и подолгу. Но один из самых активных на российском рынке Эрик ван Эгераат. Предприимчивый и продуктивный голландец с одинаковым энтузиазмом берется и за строения в центре Москвы и Санкт-Петербурга, и за разработку концептуальных коттеджных поселков, и за проекты отдельных приватных зданий.

При участии Эрика ван Эгераата построен и подмосковный курорт Пирогово. Целое созвездие российских архитекторов, а также гонконгский зодчий Гэри Чанг трудились над этим проектом.

А вот BARVIKHA HILLS — это творчество только «плодовитого» голландца. Дома в этом элитном поселении составляют единый комплекс, органично сосуществующий с живописным ландшафтом. Большинство строений — виллы. Каждая из них неповторима уже хотя бы в силу уникальной ориентации в пространстве. Располагаются виллы группами, но за счет разной ориентации создается эффект изолированности. В этом же поселке есть и другие типы домов, в частности клифхаусы — образцы «органической» архитектуры, дома-холмы, как будто бы утопленные одной стороной в склонах.

Исключительно интересное творение — «Частный дом на берегу Клязьмы». Общая площадь впечатляет: 2800 кв. м. Отдельные павильоны виртуозно вписаны в пейзаж. С виду современные здания с обильным остеклением внутри уютны на уровне всеми почитаемой классики. Глядя на виллу, понимаешь, что строения на берегу водоемов следует доверять именно голландцам — при их врожденном трепете к прибрежному пространству ошибок не может быть в принципе…

Доверие как двигатель эволюции вкусов

Москва и москвичи не то чтобы богаче — скорее, смелее в своих предпочтениях, больше видели, катаясь по белу свету, и в силу космополитизма склонны больше доверять иностранцам. Так, например, они готовы поручить создание своего родового гнезда даже тем, кто в большей степени известны как дизайнеры. Впрочем, дизайнер дизайнеру рознь. И если итальянец Пьеро Лиссони говорит: «В принципе, даже когда мне нужно придумать один-единственный стул, стол, одну систему хранения или одну лампу, я тоже сначала моделирую пространство...», — то неудивительно, что ему доверили строительство дома в Горках. Как результат шикарная вилла — пример хорошего вкуса и награда заказчикам за смелость.

Сегодня архитекторы-иностранцы активно строят вокруг российской столицы самые разные здания. И кто знает, может быть уже завтра Дэвида Аджайе, например, ныне занятого прое-

ктом инновационного центра в Сколкове, пригласят создать не менее прогрессивное приватное здание.

Северное хладнокровие

С олимпийским спокойствием относятся к архитектурному поиску москвичей жители культурной столицы. Даже если у частного лица или крупного девелопера есть возможность обратиться к архитекторам иностранного происхождения за какой-нибудь сногсшибательной и экологически совершенной концепцией элитного коттеджного поселка или виллы, они ее не используют. Максимум, на что решаются северяне, — это пригласить к участию в разработке проекта финнов. Еще один вариант сотрудничества застройщиков элитных поселков с иностранцами — доверить кому-либо из них создание клубного дома. Но это единичное строение тут же становится событием в архитектурной среде и, как средство пиара, приносит очень качественные дивиденды. Может быть, и остальным уже пора отказаться от мысли, что питерцам не нужно ничего, кроме классических строений, и взять на вооружение ажиотажный интерес к проектам от звездных зодчих из других стран?..

В избранном В избранное
2294
Предложения