Яндекс.Метрика
Загородное обозрение

СалонПоиск загородной недвижимости

Открыть журнал

На денек за Гатчину

Власть / 14.11.2007

Редакция проекта «Загородное Обозрение»

197022, Санкт-Петербург, Большой пр. П.С., 83

zagorod.spb.ru
info@zagorod.spb.ru

Телефон/WhatsApp:

Авторские права

ЗО Загородное обозрение
Что можно посоветовать тем, кто, устав за неделю от рабочей суеты и удушающего дыхания мегаполиса, решил выбраться за город, но не хочет все выходные торчать на даче? Как говорится, не шашлыками едиными – надо же что-то и посмотреть. Нет ничего страшного в том, что поначалу желание «пофоткаться», а потом похвастаться друзьям и коллегам: «А мы там были!» перевешивает духовную составляющую. Вы поезжайте в область, а там видно будет.

Видно будет то, что увидеть захотите. Там, за энным от городской жизни километром, есть все, что нужно. Даже если вы книгочей и умница, и уже имеете общее представление об объекте культурного посещения, рядом все равно найдется неведомое.

Для начала возьмем что-нибудь попроще, например, поездку в Рождественское. Нет, «попроще» не в смысле духовной значимости места, а в смысле его досягаемости.

Самый малоприятный участок Киевского шоссе – до Гатчины. Например, я, только миновав Верево, считаю себя освободившимся от цепких объятий Петербурга.

За Гатчиной – культурной столицей Ленинградской области – все просто: прямо и прямо по тому же Киевскому шоссе. Деревни, деревеньки… А вот и Выра с ее музеем «Дом станционного смотрителя» и вездесущим у нас Пушкиным. Но нам и туда, и не туда. Если у вас есть дети-школьники, то они-то уж наверняка побывали в гостях у Дуняши и ее отца, видели настоящую почтовую станцию, потрясающую коллекцию старых обиходных вещей и неравнодушных людей, на которых все это держится. Поклон этим милым женщинам до самой земли.

Примечание

Музей «Дом станционного смотрителя», основанный 15 октября 1972 года, стал первым в нашей стране музеем литературного героя. Он расположен в здании бывшей почтовой станции «Выра», где в ХVIII–ХIХ вв. проезжавшие меняли лошадей. Музей находится на 72-м километре Киевского шоссе. Добраться сюда можно, доехав с Балтийского вокзала Санкт-Петербурга на электричке до ст. Сиверская, а далее автобусом № 500 или № 502 до ост. «Деревня Выра». Музей работает с 11.00 до 17.00. Выходные дни – понедельник, вторник.

Рождествено возникает на пути как бы невзначай, совершенно не выказывая окраинными домами своего мирового значения. Но дальше… Вот синие купола Рождественской церкви, старые каменные и деревянные здания у проезжего тракта, разлив Оредежа и она – усадьба Набоковых. Гордо стоит, над высоким обрывом, распрямив плечи-крылья, словно собираясь взлететь с него в свое безумно насыщенное прошлое. Спасибо вам, Александр Семочкин, творец чудес с берегов Верхнего Оредежа. Я несколько раз бывал в этих местах и видел, как трудно и долго поднимался дом из пепелища. Честно говоря, прежде, не особенно интересуясь происходящим и просто гуляя по парку, я думал, что это и есть та самая усадьба Набоковых и что дворец царевича Алексея тоже стоял на этом месте. Но все оказалось не так.

Примечание

Усадьба в Рождествене стоит на холме, в центре села, и хорошо видна с Киевского шоссе. Она связана с именем В. В. Набокова – здесь выросла его мать, урожденная Рукавишникова. Поскольку в России осталось только два дома, напрямую связанных с великим писателем, эта усадьба особо значима как центр региона «Верхний Оредеж», воспетого Набоковым, Рылеевым, Майковым. По последним данным, музей работает без выходных, с 11.00 до 17.00. Проезд: на электричке с Балтийского вокзала Санкт-Петербурга до ст. Сиверская, далее автобусом № 500 или № 121 до ост. «Село Рождествено».

Куровицкая мыза Копорского уезда с деревнями была пожалована царевичу в 1713 году. Тогда-то на высоком левом берегу Оредежа (справа от нынешнего Киевского шоссе, если ехать из Питера) срубили высокий, в московском стиле, терем с часовенкой и колокольней. Все это было похоже на маленький монастырь. Современники утверждали, что несчастный царевич, убиенный отцом за то, что хотел защитить от него Православную церковь, сам любил звонить в небольшие усадебные колокола.

В 1718 году, после казни Алексея, Петр I подарил имение своим племянницам – Прасковье и Екатерине. Затем Рождествено почти тридцать лет принадлежало Александро-Невской лавре.

Судя по старым планам, после того как Рождествено в 1780 году получило статус уездного города, дом на горе достался городничему. Но городским статусом рождественцы гордились недолго – всего семнадцать лет. В 1797 году Павел I перенес уездный центр в Гатчину, а Рождествено отдал в пожизненное владение надворному советнику Николаю Ефремовичу Ефремову – управителю канцелярии графа А. А. Безбородко.

К сожалению, имя архитектора усадебного дома неизвестно. Им мог быть Старов, выстроивший знаменитые Тайцы и Сиворицы, его ученик Волков или прославленный Львов. В любом случае особняк, владельцем которого в 1890 году стал действительный статский советник и золотопромышленник Иван Васильевич Рукавишников, дед писателя Владимира Набокова, является подлинной жемчужиной усадебного зодчества.

Итак, Рукавишниковы владели Рождественом, а Набоковы, их соседи, жили в Батове.

Так где же все-таки находится та самая благословенная «Наша Выра», столь трепетно описываемая Владимиром Набоковым?

«…Вижу нашу деревенскую классную, бирюзовые розы обоев, угол изразцовой печки, отворенное окно… Затем вижу: посреди дома, вырастая из длинного, залоподобного помещения или внутренней галереи, сразу за вестибюлем, поднимается на второй этаж, широко и полого, чугунная лестница; паркетная площадка второго этажа, как палуба, обрамляет пролет с четырех сторон, а наверху стеклянный свод и бледно-зеленое небо. Зеркало насыщено июльским днем. Лиственная тень играет по белой с голубыми изразцами печке. Все так, как и должно быть, ничто никогда не изменится, никто никогда не умрет».

Вырскую мызу в 1874 году для своей дочери Ольги Николаевны (в замужестве Рукавишниковой) приобрел тайный советник, президент медико-хирургической академии Николай Илларионович Козлов. До этого мыза побывала в собственности у многих знатных людей, но новый дом, тот, в котором прошло детство Володи Набокова, строился при Ольге Николаевне – бабушке писателя.

А когда его мать, Елена Ивановна Рукавишникова, вышла в

1897 году замуж за Владимира Дмитриевича Набокова, имение в качестве приданного перешло к ней.

До мызы недалеко. Если у Рождественской церкви перейти на другую сторону Киевского шоссе, то продолжение Церковной улицы, именуемое Заводской, приведет к старой плотине на Оредеже. «…Тут, когда смотришь через перила на бурно текущую пену, такое бывает чувство, точно плывешь все назад да назад, стоя на самой кромке времени». На картах XVIII века плотина отмечена как мельничная, а во второй половине XIX века она принадлежала лесопильному заводу.

Примечание

Старая плотина через реку Оредеж в селе Рождествено находится в конце ул. Заводской, которая начинается на перекрестке напротив Рождественской церкви. Чтобы попасть на место, где находилась усадьба Набоковых «Наша Выра», нужно перейти по дамбе на другой берег Оредежа и подняться по железной лесенке на пригорок, где сохранились остатки усадебного парка.

Уже давно не работает старая электростанция, почившая в 1971 году, а вода все бросается с грохотом вниз, завораживая взгляды и крутясь на перекатах в поисках спокойного течения. Кажется, перейдешь сейчас дамбу, поднимешься на поросший лесом пригорок, а там непременно увидишь «Нашу Выру» – усадебный дом с башенкой и террасами с приоткрытыми окнами, в которые долетает гулкое бормотание Оредежа.

Но дома нет. Зато сохранились части парка, лесистая поросль на месте фундамента, руины погреба и рукотворная смотровая горка «Парнас». И берега… Те самые, крутые, дремучие, осыпанные золотом октябрьской листвы, сметаемой ветром в бурливую реку. Символ юности и Родины для Набокова – место силы для нас.

Вообще можно сказать, что территория Верхнего Оредежа, именуемая Маленькой Швейцарией, и есть одно сплошное место силы. Природа здесь издревле заботится о человеке, предоставляя ему целебный озонированный воздух, щедрые леса и бактерицидную оредежскую воду. Самые лучшие имения всегда находились здесь, здесь они в первую очередь и разрушались. «Наша Выра» сгорела в январе 1944 года при вступлении в Рождествено советских частей. Согласитесь, местью за дислокацию в барском доме фашистского штаба никогда не оправдать урон, нанесенный общемировой культуре.

Там, где река Оредеж, название которой переводится с финского как «скачущий конь», берет свое начало, находится еще одно таинственное место – имение Пятая гора. При наличии карты попасть туда из Рождествена можно быстро. Лучше всего, вернувшись обратно по Киевскому шоссе, на перекрестке в селе Выра повернуть налево и, миновав Замостье и Большое Заречье (там, где памятник и сожженная деревня), в Глумицах повернуть направо. Асфальтовая дорога идет мимо живописного берега оз. Донцо, образовавшегося на месте Кюрлевского карьера. Это чудо природы создано той же группой родников, что являются истоками Оредежа. Минуем поселок Село и перед дачной деревней Озера поворачиваем по твердой грунтовке направо. Дальше все сами увидите.

Почему возвышенность, на которой находятся впечатляющие руины Троицкой церкви, называется Пятой горой, а не третьей и не четвертой, мне не ведомо. По легенде, первым владельцем имения был загадочный и знаменитый сподвижник Петра I Яков Брюс. Одного этого достаточно, чтобы подозревать всю округу в предрасположенности к оккультизму.

Брюса именовали «царевым колдуном», звездочетом и чернокнижником. Да, фельдмаршал, великий астроном и алхимик Брюс после выхода в отставку до самой смерти жил в подмосковных Глинках. Но кто может утверждать, что раньше, при всей своей таинственности, он не наведывался на Пятую гору. Ведь земли Верхнего Оредежа, после освобождения от шведов, Петр раздавал только ближайшим своим сподвижникам.

И одним из владельцев усадьбы Пятая гора был секретарь Павла I Федор Максимович Брискорн. При Александре I Брискорн стал сенатором. Современники характеризовали его как умного, но странного, скрытного и мнительного человека. Брискорн был почитателем германского мистика Иоанна Госснера (1773–1858), книгу которого задумал перевести на русский язык. Но не удалось – умер в 1823 году. Тогда функции издателя взял на себя сам Госснер, а завершение перевода – секретарь Библейского общества Попов. Вскоре по распоряжению министра просвещения Шишкова (1754–1841) всех причастных к изданию отдали под суд, а книгу сожгли.

Примечание

Бывшее имение «Пятая гора» находится возле деревни Пятая гора, за поворотом перед деревней Озера, если ехать со стороны Выры. Двигаясь от Выры до Глумиц, в них поворачиваем направо, минуем д. Село и перед Озерами, поворачиваем по грунтовке направо. На электричке, которая идет в сторону поселка Волосово, проще всего доехать до ст. Елизаветино, а там с картой пройти пять километров пешком до деревни Пятая гора. Идти нужно мимо усадьбы «Дылицы», на юг, спрашивая дорогу у местных жителей.

Массивная церковь-ротонда появилась над могилой сенатора-мистика в 1827–1829 годах по инициативе его вдовы Ольги Константиновны Брискорн, в петербургском доме которой, на Галерной улице, впоследствии (осень 1831 – весна 1832) остановится А. С. Пушкин с Натальей Николаевной.

Сама Ольга Константиновна отнюдь не была ангелом во плоти. Она вошла в историю под именем «курской Салтычихи». Три года работала назначенная по личному повелению Александра I следственная комиссия, расследуя «дело курской помещицы Брискорн». Результаты работы комиссии составили 22 тома из 6414 страниц разнообразных документов. Выяснилось, что на суконной фабрике О. К. Брискорн в 1820–1821 годы от голода, болезней и непосильного труда умерло 128 человек, из них 44 – моложе 15 лет. А из имения, несмотря на истязания, пытки и круговую поруку, с 1818 по 1821 год бежало 200 человек. В 1825 году доклад следователей лег на стол уже следующего императора – Николая I. Нескольких виновных в злоупотреблениях сослали на каторгу. Однако к тому времени Ф. М. Брискорн уже умер, а вдова перебралась в Петербург.

В прошлом усадебный комплекс Пятая гора располагался напротив церкви Святой Троицы. Господский дом был деревянным, а службы и хозяйственные постройки – из камня. Также имелись парк, фруктовый сад и пруды. Однако, как и в случае с барским домом усадьбы Рождествено, зодчий, построивший колоссальную церковь-ротонду, остался неизвестен. Специалисты склоняются к мысли, что это проект самого Львова, воплощенный одним из его учеников.

В избранном В избранное
3182
Предложения