— Кирилл Валентинович, что в 2015 году изменилось в транспортной сфере Петербурга и Ленобласти?
— Средства дорожного фонда и по Санкт-Петербургу, и по Ленинградской области выросли, соответственно вырос и объем субсидий из федерального бюджета. В том числе объем перечислений от акцизов, которые поступают в дорожные фонды РФ. Эти средства в первую очередь вкладываются в развитие дорожной сети города и Ленобласти. Большой объем средств также инвестирует в развитие дорог «Росавтодор» посредством дочернего предприятия «Севзапуправтодор».

— Какие проекты реализуются?
— Проектов множество. Это и строительство трассы «Сортавала», и реконструкция части объездной автодороги, и ремонт Мурманского шоссе, участков Московского шоссе. Открыты путепроводы на трассах всех направлений. Пересекать автомобильные дороги и железнодорожные пути становится все безопаснее, кроме того, люди не стоят в пробках.
Жители Петербурга и области видят, как меняется дорожная обстановка. В итоге доступность загородной недвижимости повышается. В следующем году завершается строительство Западного скоростного диаметра, следовательно, жителям центральных районов будет проще добираться в пригороды. Расширяют выездные магистрали, и их пропускная способность резко возрастет.

— Чуть подробнее про ЗСД, пожалуйста…
— Строительство ЗСД завершаем в августе 2016 года. В конце ноября состоялся рабочий объезд объекта министром транспорта РФ Максимом Соколовым, который на рабочей площадке встречался с генподрядчиком и инвестором проекта, осмотрел объект, проверил соответствие графику строительства. Отставание, зафиксированное примерно год назад, уже ликвидировано. Новый участок ЗСД будет запущен сначала в тестовом режиме, после завершения согласовательных процедур заработают пункты сбора платы.

— Строительство дорог ведется по единому для города и области плану?
— На последнем заседании Координационного совета по развитию транспортной системы Санкт-Петербурга и Ленобласти было принято решение о создании единой транспортной модели города и области, которая позволит не только точно зафиксировать потоки и направления транспортных перевозок, но и перераспределять их. Например, перенаправить транзитные потоки из центральной части КАД, с Большого Обуховского (Вантового) моста. Это одна из самых проблемных точек на КАД, там высокая интенсивность движения, часто бывают пробки и, как следствие, часто проводятся ремонтные работы. От этого пробок еще больше. Необходимо перенаправить грузовое движение с КАД. Для этого мы реконструируем южную часть: «бетонка» А-120 будет четырехполосная, с двухуровневыми пересечениями, то есть это будет еще одна высокоскоростная магистраль, которая существенно улучшит транспортную ситуацию.
В следующем году планируется формирование комплексной транспортной схемы пилотной зоны Всеволожского района, где наиболее напряженная обстановка. Это Кудрово, Новосаратовка, Мурино, Новое Девяткино, то есть территория, которая с одной стороны ограничена Дорогой жизни, а с другой — берегом Ладоги. Разрабатывается проект, по итогам реализации которого будет существенно улучшена транспортная доступность этой зоны. На основании этой работы будет разработано ТЗ для формирования общей комплексной транспортной схемы и транспортной модели Петербурга и Ленобласти.

— Все ждали строительства метро в Кудрове.
— Региональные власти приняли решение о переносе сроков строительства позже 2020 года. Строительство метро — довольно дорогое, а при местных грунтах мы вынуждены прокладывать тоннели глубоко, из-за чего расходы еще выше. Тут должен быть или наземный метрополитен, или линия легкорельсового транспорта. В рамках разработки Комплексной транспортной схемы восточной зоны будут заложены параметры перспективных транспортных потоков до 2040 года с выделением первой очереди до 2020-го и второй очереди до 2030 года, но проект еще необходимо согласовать с региональными властями, а пока от станции метро «Улица Дыбенко» до планируемого транспорт­но-пересадочного узла в Кудрове с возможным развитием до дер. Новосаратовка можно запустить обычный трамвай.

— Не будут ли транспортно-пересадочные узлы платными?
— Эта программа развивается, ее курирует вице-губернатор Санкт-Петербурга Игорь Албин, а в рабочую группу входят представители правительства Ленобласти. Город готовит все необходимые документы, в том числе по ГЧП. Для пассажиров узлы будут бесплатными. Другое дело, что в рамках таких узлов создается дополнительная инфраструктура в виде торговых и выставочных площадей, платных паркингов. Но будут и перехватывающие парковки: для тех, кто приехал на машине и далее пересаживается на общественный транспорт, парковка будет бесплатная, так же, как в Москве.

— Каковы основные векторы развития транспортной инфраструктуры на 2016 год?
— Правительство Ленобласти выступило с предложением о формировании крупных промышленных кластеров на юге области. Это серьезная нагрузка и на дорожную сеть, и на железную дорогу. И в этой ситуации наша задача по максимуму переводить транспортные потоки на внеуличные виды транспорта. Те меры, которые принимаются сейчас, в том числе и Правительством РФ, например взимание платы с 12-тонников, как раз и стимулируют перевозчиков отправлять больше грузов морским, речным и железнодорожным транспортом. Паритет развития этих отраслей в период Перестройки был нарушен. На сегодняшний день наблюдается серьезный перекос: за пользование водными и железнодорожными путями перевозчик платит, а за пользование автомобильными — нет. Хотя всем очевидно, что за пользование трассами в коммерческих целях нужно платить.

— Введение системы «Платон» вызывает много споров.
— У меня свое мнение на этот счет. Основные крупные грузоперевозчики против системы не возражают. У них есть претензии: система на сегодняшний день работает нестабильно. Но недочеты устраняются. В любом случае крупные компании эти вопросы решают в досудебном либо судебном порядке, и с ними мало проблем. Иная ситуация с мелкими частными предпринимателями, которые перевозят груз, а потом уверяют, что никуда не ездили, и пытаются заплатить минимальный налог. Система «Платон» предусматривает контроль за перемещением транспортных средств и грузов по всей России, и эта информация будет доступна, в том числе налоговым органам. Я сторонник уплаты налогов.
Мы все время стремимся спрашивать с государства. А готовы ли мы что-то сделать для государства? Забастовщики считают, что 3000 рублей за то, что они разбивают дороги своими грузовиками, — много, а по расчетам Росавтодора, 56% общего ущерба федеральным трассам приходится именно на большегрузы, так как урон, наносимый ими дорожному покрытию, сопоставим с уроном от 25–50 тысяч легковушек. Кроме того, на легковом автомобиле вы едете, скажем, на дачу, а на грузовом перевозят груз с коммерческими целями, зарабатывают на этом.
Когда говорят «давайте переведем все это в топливный акциз», то, должно быть, не понимают, что этот акциз ляжет на плечи всех граждан, в том числе социально незащищенных, на владельцев легковых автомобилей, которые используют транспортное средство не для извлечения прибыли. И тогда за грузоперевозчиков станут платить все. Это несправедливо. Кто использует инфраструктуру в коммерческих целях, тот и должен платить.