Яндекс.Метрика
Загородное обозрение

СалонПоиск загородной недвижимости

Открыть журнал

И никакой фантастики!

Инфраструктура / 24.12.2009

Редакция проекта «Загородное Обозрение»

197022, Санкт-Петербург, Большой пр. П.С., 83

zagorod.spb.ru
info@zagorod.spb.ru

Телефон/WhatsApp:

Авторские права

ЗО Загородное обозрение
«Выйдя из дома в Петродворце, я торопился в новый офис редакции «Загородного обозрения», который находился теперь в модном деловом центре Петербурга на Лисьем Носу. Я сел в юнибус и через 10 минут уже сидел у окна на сороковом этаже, глядя на водную гладь Финского залива…» И никакой фантастики. Впрочем…

Легче легкого начать работу над предновогодней статьей о городском транспорте будущего. Особенно если есть красивые иллюстрации. Берем фантастическую, яркую, как в рекламе, картинку и… Оказываемся вместо будущего — в прошлом. «Николай I понимал, что строительство железных дорог — вещь необходимая. Но против нововведения был кабинет министров. «России это не нужно…» Пришлось сперва строить демонстрационную «увеселительную» железнодорожную ветку в Царское Село. Царь и его соседи, таким образом, могли ездить от дома до дачи на передовом виде транспорта. Только вороватые и ленивые чиновники остались, а царя теперь в России нет». Санкт-Петербург с его транспортной спецификой рискует стать городом —рекордсменом по транспортным заторам. Это уже понимает каждый. Но здесь есть, кроме общих, еще и специфические транспортные сложности. География местности накладывает отпечаток. Обилие водных красот — и преград. Всем понятно, что рано или поздно будет осваиваться северная сторона залива. И тогда… кому-то придется ездить из Петродворца на работу в Лисий Нос. Метро под заливом — это дороговато будет. И небыстро. Да что залив! Через Обводный канал без Американских мостов перебраться — уже проблема. Эх, нам бы транспорт такой, чтоб еще и мосты не строить… Вскоре логика жизни подскажет, что загородная индивидуальная застройка дешевле и быстрее, чем создание спальных районов, не говоря уже об удобстве. Но даже сейчас, задолго до массового освоения пригородной «целины», многие отгоняют мысль о строительстве, вопрошая: «А как мы будем ездить на работу? В поликлинику? В школу?» Конечно, приятно мечтать об элегантном вагоне, плавно взмывающем над пробками и каналами, доставляющем нас прямо к нужному зданию в удобных креслах, без толкучки и получасового стояния на перекрестках… Готовя новогодний номер, мы захотели выяснить, существует ли какое-то передовое, инновационное, но при этом хорошо проработанное технологическое решение транспортной проблемы, подходящее для нашего города. Критерии отбора были уточнены. Транспорт будущего должен быть приспособленым и для междугороднего, и для внутреннего городского сообщения, недорогим, бесшумным, высокоскоростным, безопасным. Кроме того, он не должен мешать движению автомашин и не создавать вибрации, чтобы не рушились шедевры архитектуры. Да идеально было бы, если б он переманил часть автолюбителей — хотя бы в рабочие дни… Кто-то усмехнулся: «Может быть, сразу начать летать?» Главный редактор заметил: «А почему бы и нет?» А буквально через несколько минут поиска в Интернете обнаружился струнный транспорт Юницкого (СТЮ). На первый взгляд ничего нового в СТЮ нет. Однако эта транспортная система защищена множеством патентов, и новизна ее в первую очередь заключается в том, что множество решений — давно известных — были подвергнуты очень придирчивому критическому анализу, и парадоксальному. Все знают, как устроены канатная дорога или фуникулер. Ученый и генеральный конструктор ОАО «Струнные технологии», академик РАЕН Анатолий Эдуардович Юницкий тогда был обычным инженером в Гомеле и задумывался, как добиться, чтобы канат не рвался и можно ли сделать так, чтобы при скорости 350 км/ч транспорт был безопасным и вагон, летящий над землей, в случае аварии не падал. И оказалось, можно! Но понадобились долгие годы опытов, испытаний, исследования в области материаловедения, чтобы родились изобретения и появились отечественные ноу-хау. Теперь струнный транспорт Юницкого — это новейшая транспортная система «второго уровня», мощный пакет патентов. СТЮ состоит из оригинальной рельсо-струнной путевой структуры и специального подвижного состава — одиночных самоходных рельсовых автомобилей на стальных колесах (юнибусов). Скорость движения — как декларируют на своем сайте создатели СТЮ — от 50 до 500 км/ч. Энергии требует в 1,5–2 раза меньше, чем железная дорога, и в 3–5 раз меньше, чем автомобиль. Опоры для рельсо-струнных путей могут быть разнесены на значительное расстояние. Струнный путь над Финским заливом — это отнюдь не фантастика. Но все же хотелось подтверждения. Ну почему же при таких выгодах никто ничего подобного не построил? Мы связались с генеральным директором и главным конструктором ООО «Струнный транспорт Юницкого». Анатолий Эдуардович Юницкий: Если вас интересует, как скоро мы можем построить такой путь, — я могу сразу сказать: за три года. У нас было много времени, чтобы как можно точнее проработать свои проекты. Вы только сказали, что вы из Петербурга, а я уже вспоминаю в деталях наши разработки; и о Финском заливе мы уже думали, и не только о нем. Мы ведь готовы прийти не только с транспортом. У нас целый пакет решений, в основе которых струнные технологии. Можно строить и высотные здания, и взлетно-посадочные полосы на аэродромах, и мосты — все ведь видели канатные мосты: ничего фантастического. Только наша струна надежнее, безопаснее, экономичнее. Она примерно соответствует по толщине стандартному железнодорожному рельсу, но специальный наполнитель придает ей особую гибкость, жесткость и прочность. Она не расплетется, как трос, который держит канатную дорогу, и менять ее можно раз в сто лет. И безопасность…» «ЗО»: Вот-вот, о безопасности. У всех на слуху, не к празднику будь помянута, трагическая катастрофа «Невского экспресса». Он ведь не висел в воздухе, а сколько погибло людей, и не смогли сразу вывезти раненых с места трагедии, оказать помощь… А.Ю.: Нужно заранее думать о том, чтобы такая ситуация была просто невероятна. Наши проекты в принципе исключают столкновения. Подобраться к путям у злоумышленника и возможности не будет. К тому же каждый элемент устройства путей призван повысить надежность. Не «это — чтобы двигаться, а это — для безопасности», а все для безопасности, каждый элемент. Это не монолитная структура, которая выходит из строя вся сразу. Если что-то идет не так, то и конструкция подвижного состава, и струнно-рельсовые пути, и опоры возьмут на себя обеспечение безопасности человеческих жизней и сохранности грузов. Террорист на железной дороге выбегает из леса на незащищенном участке, копает яму и закладывает фугас. А тут все видно, системы безопасности предусмотрены повсюду, к опоре просто так не подойти, повалить ее — взрывчатки не напасешься. Но даже падение опоры не приведет к катастрофе, и заменена упавшая будет быстро. СТЮ — это композиционная конструкция с огромным запасом прочности. При расчетах мы закладываемся на стократный запас. У нас нет колесных пар. У колеса два гребня, и колесо от рельса не оторвать. Поэтому невозможна такая авария, как с «Невским экспрессом». Юнибус не может сорваться с рельса. Струна не может порваться или лопнуть. Даже если теоретически допустить обрушение нескольких опор, — юнибус плавно опустится, и все. Он не утонет, не загорится. И не нужно будет строить параллельно путям дополнительные, дублирующие системы. В чем-то мы даже благодарны нашим оппонентам и противникам. Они заставляют нас тщательнее прорабатывать вопросы надежности и безопасности». «ЗО»: Но ведь эта конструкция все же дорого стоит. Новая инфраструктура… А.Ю.: Подробности есть у нас на сайте, так что не буду перегружать ваших читателей. Скажу лишь главное. В России к имеющимся 900 тыс. км автомобильных дорог и 90 тыс. км железных дорог необходимо построить 3–5 млн км новых дорог, без которых экономика огромной страны не будет развиваться успешно. По меньшей мере 100 тыс. км из этих дорог должны быть высокоскоростными. Если они будут построены по российским струнным технологиям, то это даст России экономию, по сравнению с японскими высокоскоростными железными дорогами (в эстакадном исполнении, то есть с размещением на «втором уровне»), 5 трлн дол. Тот, кто первым реализует у себя идею СТЮ, окажется сразу же в очень большом выигрыше. А что он значит для мест с трудными почвами, с тяжелыми климатическими условиями! Не говоря уж о затратах на строительство, для готовой дороги не нужно будет покупать и эксплуатировать дорогую снегоуборочную технику… Правда, один известный экономист еще в начале девяностых, рассмотрев один наш проект, мрачно сказал: «Никогда этого в России не будет»… Мы удивились почему. Он ответил: «Экономия, безопасность, все это так. Но у вас же нечего будет украсть!» «ЗО»: Ну, зная наших «умельцев»… С этим-то проблем не будет, украдут! А.Ю. (усмехаясь): Верно, справятся... Но все дело в том, что наши струнные пути на порядок дешевле. Именно на порядок — в десять раз дешевле железной дороги, к примеру. «Пилить» — по их запросам — почти нечего. Так что невыгодны мы для чиновников. А еще нас ударил кризис: вот в Югре хотели построить дорогу по нашему проекту, но там упали доходы от нефти — и все. И хотя там никто не выкинул нас из планов, денег-то нет! Наша проблема как раз в том, что СТЮ — не фантастика, его можно строить сегодня! Но кто-то хочет строить, а кто-то — «пилить»… «ЗО»: В свое время построили маленькую, увеселительную дорогу, чтобы люди попривыкли к новинке. А потом и дело пошло… Может быть, стоит пойти таким путем? А.Ю.: Пока не получается. Против нас не только чиновники или ведомственные лоббисты. Нас не любит и обыватель: «Простые-то поезда бьются, а тут оно все еще и в воздухе будет висеть». Трудно понять, что в десятке метров над землей у нас часто намного безопаснее. Самолет братьев Райт тоже пугал людей. И все же доказал: предмет тяжелее воздуха может летать. Но авиацию сделали не братья Райт, а Боинги! Да, теперь за новшества на кострах не жгут. Но мешают. В нескольких газетах про нас написали, что мы отмывали чьи-то деньги. А у нас в это время совсем денег не было, наши сотрудники в это время месяцами сидели без зарплаты… Кто-то даже пошутил мрачно, мол, «идею нам подают». Никто не хочет быть первым. Мы уже создали третье поколение разработок, просчитали специальные городские системы и системы для дальних грузовых перевозок. «ЗО»: А что же вы не попробуете построить СТЮ за границей? А.Ю.: Ох, боюсь, что так и будет. «ЗО»: Боитесь? А.Ю.: Да! Никто ведь не хочет просто построить. Хотят купить все на корню, весь пакет патентов и ноу-хау. Нам предлагают фантастические условия, но мы уже не будем собственниками своих идей и решений. И не сможем ничего строить в России. Я боюсь одного: настанет такой момент, когда ответственность перед моими сотрудниками просто заставит все продать. Люди ведь не могут жить на одном энтузиазме, и тут не только в деньгах дело — это специалисты прекрасного уровня, они везде найдут работу. Но они требуют уважения как создатели нового, важного. Если они никому не нужны здесь, на Родине, то… «Выйдя из загородного дома, я торопился в новый офис редакции в модном бизнес-центре. Я сел в юнибус и через 10 минут уже сидел у окна на сороковом этаже, глядя с высоты птичьего полета на раскаленный от солнца Куала-Лумпур…» И никакой фантастики. И все же хочется надеяться, что юнибусом можно будет добраться и до Лисьего Носа.

В избранном В избранное
1668
Предложения