Яндекс.Метрика
Загородное обозрение
салон загородной недвижимости

Путешествие вокруг Ильмень-озера

Путешествия / 28.03.2010

Редакция проекта «Загородное Обозрение»

197022, Санкт-Петербург, Большой пр. П.С., 83

zagorod.spb.ru
info@zagorod.spb.ru

+7(812)313-63-61

Связь с разработчиком сайта: it@zagorod.spb.ru

Авторские права

ЗО Загородное обозрение
День становится длиннее, можно уехать все дальше, поэтому мы продолжаем путешествия по Новгородским землям. На этот раз наша экскурсия начинается с южной окраины Великого Новгорода, с дороги, ведущей в Юрьев монастырь. Те, кто ни разу не был в Новгороде, могут самостоятельно осмотреть монастырь и расположенный рядом музей деревянного зодчества Витославлицы, повернув налево на Т-образном перекрестке, и снова вернуться на этот перекресток, сделав круг, поскольку на этом участке все дороги с односторонним движением.

Родина русской законности

А мы повернем направо и окажемся на территории с историческим названием Поозерье. Эта земля, как остров, со всех сторон окружена водой: с запада река Веряжа, с востока и юга — Ильмень-озеро, с севера — Юрьевский пруд и озеро Мячино. История Поозерья такая же древняя, как и сам Великий Новгород. Первая деревня, которая встречается на нашем пути, — Старое Ракомо, — пожалуй, самая старая в этих краях: она упоминается в летописи 1015 года, когда здесь был загородный двор Ярослава Мудрого. Можно даже сказать, что эта деревня является прародительницей официальной русской законности. В своей резиденции в 1015 году Ярослав Мудрый совершил весьма жестокий суд над новгородцами, взбунтовавшимися против наглого поведения его приближенных из дружины, от скуки ставших «чинить насилие на мужатых женах». Усмирив бунт, Ярослав Мудрый, чтобы избежать в дальнейшем подобных коллизий, уже на следующий год и даровал новгородцам первые 17 статей «Русской правды», первого свода древнерусских законов. Именно здесь, между Юрьевым монастырем и деревней Ракомо, в том же 1015 году было собрано первое новгородское вече. Сейчас о прошлом деревни напоминают только руины кирпичной церкви иконы Божьей Матери «Знамение» 1860 года постройки, возведенной на месте более старого храма. За деревней, слева, у самой дороги стоит деревянная часовенка — остановитесь, там действующий родник. Православные паломники почитают его за источник Михаила Клопского, будто бы «отворившего» воду посохом. Поэтому тут почти всегда стоят машины и образуется настоящая очередь из приехавших за чистой ключевой водой и из Новгорода, и из соседних деревень.

Дальше дорога проходит через деревушки с любопытными названиями — Неронов Бор, Горные и Береговые Морины, Здринога, Редбелик. Практически все деревни были связаны с двумя основными видами деятельности местных жителей — рыболовством и землепашеством. Последнее ныне не в почете, а вот рыбалка — это увлечение, пожалуй, неистребимо. В выходные дни трудно бывает найти место для парковки автомобиля — столько желающих приезжает в эти места, причем независимо от времени года. На песчаном берегу лежат полусгнившие баркасы и настоящие ильменские соймы, конструкция которых практически неизменна на протяжении многих веков. Так что, увидев лежащую на берегу сойму, знайте: в такой же «лодье» ходил по Ильмень-озеру много веков назад и легендарный купец Садко. В деревне Курицко, стоящей чуть в стороне, где была деревянная Успенская церковь 1595 года постройки, перевезенная в музей Витославлицы, сохранилась и действует более поздняя каменная церковь Успения Богородицы 1899 года. Когда-то в деревне был и свой маяк, рухнувший в Ильмень в 1922 году. Судьба этого берега весьма непростая — за 350 лет, по разным оценкам, озеро отвоевало в разных местах Поозерья от 250 до 400 м суши, а со времен Ярослава Мудрого, может, и целый километр суши был размыт. Так что озеро одновременно мелеет и наступает.

А мы двигаемся дальше. В самом конце деревни Сергово, где тоже стоит действующая церковь, будет поворот на деревню Завал. Проехав по этой дороге километра два, мы увидим практически музейный экспонат — деревянную шатровую ветряную мельницу, по некоторым данным построенную в 1924 году. Раньше такие мельницы были повсюду, а сейчас, кроме музея Витославлицы да Завала, их уже нигде и не встретить.

Вернувшись на дорогу, поворачиваем направо и выезжаем на шоссе Новгород — Шимск. Эта дорога была построена только во второй половине XIX века, а ранее, почти 800 лет подряд, ездили западнее — через Сутоки, Менюши и Мшагу. Проехав по шоссе поселок Лесная, с силикатной церковью-новоделом, через пять километров повернем налево — в деревню Голино. Она тоже старая (упоминается в летописях 1270 года) и расположена у самого устья реки Шелонь, там, где был исторический брод через реку. Здесь сохранилась полузаброшенная Петропавловская церковь 1891 года постройки. Видны следы попытки местных верующих начать здесь богослужения: расчистили от мусора трапезную, закрыли двери и окна и перегородили храм поперек, поскольку другая часть, со стороны алтаря, до самого последнего времени явно использовалась как хлев и курятник.

Италия на Ильмене

Достопримечательностей, кроме реки Шелонь, здесь нет, и пора возвращаться на основную дорогу. В Шимске, районном центре, объектов, заслуживающих внимания, на наш взгляд, тоже нет, поэтому на центральном перекрестке поворачиваем налево — на мост через Шелонь. С моста налево, по направлению на Старую Руссу. Через 11 км дорога раздваивается, и мы выбираем второстепенную левую дорогу, по указателю на Коростынь. Практически в центре деревни увидим справа путевой дворец для приезда высокого начальства, построенный по проекту архитектора В. П. Стасова в 1826–1828 годах. Рядом с ним хозяйственные постройки из валунов и местного известняка. Первый этаж дворца также из известняка, а второй — деревянный, с такими же деревянными колоннами дорического ордера. На бескрайних просторах Интернета можно найти много бредней про этот дворец — что он построен для Екатерины Великой, что здесь жил Александр I, но даты постройки однозначно свидетельствуют: это все неправда. Сейчас дворец законсервирован и фактически брошен, а последним его обитателем была местная школа, для которой построили новое здание, куда уродливее стасовского творения, зато по типовому проекту.

Теперь посмотрим на другую сторону дороги — в направлении Ильменя, где видны фруктовые сады, заметно одичавшие. Это самые что ни есть исторические сады, и их история насчитывает не одну сотню лет. Достоверно известно, что великокняжеские сады были здесь разбиты в 1498 году и принадлежали царской фамилии практически до середины XVIII века, а затем стали казенными. Яблони, вишни, сливы успешно росли в микроклимате под прикрытием высокого берега. Между прочим, плоды из этих садов возили в Петербург к императорскому столу.

Проехав чуть дальше по улице, мы увидим еще один памятник федерального значения — церковь Успения Пресвятой Богородицы. Построена она была в 1726 году по указу императрицы Екатерины I и проекту итальянского архитектора Гаэтано Киавери. Причин постройки церкви здесь, на берегу Ильменя, вдали от столиц, банальна — в честь подписания Коростынского договора 1471 года, который стал предпоследним шагом к покорению Московским княжеством Новгородской республики. Именно предпоследним, а не последним, как иногда пишут, шагом было уничтожение республики, в январе 1478 года, после осады Великого Новгорода войсками московского князя. Проект итальянца, безусловно, немного откорректировали, но основные идеи одного из авторов здания Кунсткамеры в Санкт-Петербурге сохранились. Церковь, уцелев во время войны, потихоньку разрушается только сейчас, в статусе федерального памятника. Напротив аккуратное немецкое мемориальное кладбище, где похоронены 1357 немецких солдат и офицеров, погибших на Новгородчине во время Великой Отечественной. Советского воинского кладбища такого размаха тут нет.

Здесь стоит прогуляться к озеру, ведь Коростынь — это единственное место на Ильмене, где берег высокий, с отвесными обрывами до 15 м. Совсем небольшой протяженности возвышение носит название ильменский глинт и числится официальным памятником природы. Выходы известняков, глин и прочих отложений девонского периода — просто рай для любителей палеонтологии. Для дельтапланеристов и парапланеристов это тоже райское место, но уже по другим причинам: восходящие потоки воздуха у обрыва позволяют зависать по-над обрывом практически на часы. В хорошую погоду отсюда, с высокого берега, можно разглядеть и силуэты церквей Поозерья, а при хорошей оптике — даже колокольню Юрьева монастыря.

Город, рожденный солью

Вернувшись на дорогу, продолжим путь в сторону села Буреги. Въехав в него, перед мостом у реки Псижа повернем налево, на деревенскую улицу, которая приведет нас к руинам двух церквей — Воскресенскому собору (XVIII век), с колокольней, не в пример собору являеющейся федеральным памятником, и более ранней Никольской церкви (1736). Иногда этот комплекс называют Бурегским монастырем, хотя монастыря здесь никогда не было, только центр погоста, но непроверенная информация расползается по сайтам без какого-либо контроля. Собор стоит на высоком красивом берегу реки Псижа, на месте старого городища. Берега и пойма реки представляют собой старые разработки местного красноватого девонского известняка, изобилующего ракушками, отчего его в быту называют ракушечником. Именно из этого известняка в Великом Новгороде в XIII–XV веках было построено очень много церквей (Петра и Павла в Кожевниках, Петра и Павла на Славне, Параскевы Пятницы на Торгу и др.). Недалеко от собора почитаемый местными жителями источник.

Вернувшись на дорогу и переехав реку Псижа, через 4 км повернем направо, по указателю на Гостеж, чтобы увидеть восстановленную Спасо-Преображенскую церковь 1788 года постройки. Здесь, в Леохново, в 1556 году местным святым Антонием Леохновским, жившем в пещерке, был основан монастырь, как и множество других, закрытый в начале правления Екатерины Великой.

Вернувшись на трассу, мы, уже нигде не задерживаясь, въезжаем в Старую Руссу — город, который по древности соперничает с Великим Новгородом. Сохранились не только описанные в путеводителях церкви и соборы — Спасо-Преображенский собор XII века, церковь великомученика Мины XIV века, Георгиевская XV века, но и рядовая застройка города. Водонапорная башня, пожарное депо, здание училища, купеческие и обычные жилые дома с сараями во дворе — все это замечательно передает атмосферу старого города, рассказывая о его прошлом и, увы, современных болезнях. Поэтому, чтобы прочувствовать город, по нему надо походить, заглянуть во дворы, посидеть на лавочке, испить местной воды.

Главная особенность Старой Руссы — это, конечно, соляные источники. Именно соль и сыграла главную роль в становлении и развитии Старой Руссы. Уже в XI веке это был вполне компактный и богатый город. Удивительно, но в результате многолетних раскопок археологи так и не нашли в слоях XII–XIII веков ни одного фрагмента лаптя или валенка — только остатки кожаных сапог! А в слоях XII века находили ракушки каури и куски настоящего китайского шелка. Можно себе представить цену шелкового платка на Новгородской земле в те времена!

Вследствие добычи соли все близлежащие шикарные дубовые леса были вырублены и сведены на нет — топить-то солеварни надо было хорошим древесным углем. Издавались специальные законы и указы, но и эти ухищрения не помогали, несмотря на периодическую монополизацию соляной добычи. Наиболее крупное промышленное добывающее предприятие организовал известный в XVIII веке в России гидротехник, спроектировавший Таицкий водовод в Царском Селе и Мытищинский водовод в Москве, — Ф. В. Бауэр. Вместо привычных для рушан (именно так зовут жителей Старой Руссы) цренов (склепанных из металлических полос противней для выпаривания соли) Бауэр стал использовать специальные градирни. По новой технологии, не требующей дров, из одного кубометра воды получали до 17 кг соли. В XIX веке на базе местных соляных источников стал развиваться старорусский курорт. Чтобы увеличить посещаемость курорта, 1878 году по инициативе петербургского купца Варгунина была построена частная узкоколейная железная дорога Новгород — Шимск — Старая Русса, вдоль которой мы и совершили эту покатушку. Позже переделанная на обычную ширину, «железка» действовала вплоть до Великой Отечественной войны, во время которой была разрушена и уже не восстанавливалась.

В избранном В избранное
4626
Предложения