Яндекс.Метрика
Загородное обозрение
салон загородной недвижимости

Русский путь вдоль границы с прибалтикой

Путешествия / 27.11.2010

Редакция проекта «Загородное Обозрение»

197022, Санкт-Петербург, Большой пр. П.С., 83

zagorod.spb.ru
info@zagorod.spb.ru

+7(812)313-63-61

Связь с разработчиком сайта: it@zagorod.spb.ru

Авторские права

ЗО Загородное обозрение
В прошлом номере мы остановились буквально напротив Изборской крепости — в деревне Вастцы, где любовались огромным каменным крестом, который по размеру даже больше всем известного Труворова. Зимой дороги вокруг Изборска становятся малопроезжими, поэтому отправимся в саму крепость и на городище, но покажем их вам с неожиданной стороны.

А был ли Трувор?

Пересказывать историю Изборска в виртуальной экскурсии нет смысла, она обширно представлена в работах историков и археологов, запечатлена на полотнах художников и в богатом фольклорном наследии. Поэтому есть смысл остановиться прежде всего на легендах. Легенда номер один, даже зафиксирована на памятной медали времен Екатерины II: там изображен курган Трувора — легендарного основателя Изборска. Императрице не сообщили, что не было никакого кургана возле городища (ни старого — за кладбищем, ни нового, где стоит крепость). Более того — ни один достоверный источник, кроме единственного позднего упоминания, не подтверждает существование самого Трувора. У историков есть веское основание предполагать, что Рюрик пришел не с «братьями», как это перевели, а со своей дружиной.

Тем не менее Труворов крест существует. Этот каменный исполин стоит рядом со старым городищем, но даже экскурсоводы смущенно сообщают, что крест датируется довольно поздним временем. Конечно, изборянам и туристам очень хотелось бы верить в легендарного основателя крепости… Однако каменный крест изготовлен в XV веке и изначально стоял совсем в другом месте. Рядом с Труворовым крестом лежат известняковые плиты, на одной из них крест в треугольнике, прямоугольное отверстие и некая насечка, а на другой — прямоугольный лабиринт, который отчего-то называют «вавилоном». Об этих плитах многие экскурсоводы любят говорить с придыханием — как о неких символах великой тайны. На самом деле все гораздо прозаичнее. «Вавилон» представляет собой игровое поле для древней игры в мельницу, правила которой практически не изменились до сего времени. Прямоугольное отверстие в плите — это крепление для каменного креста, но оно сделано гораздо позже насечек, которые, скорее всего, также были в своем роде игровым полем для иной игры. Эти плиты находились у въезда на старое городище, и вполне возможно, что развлекалась нехитрой забавой стража, коротая долгие часы в карауле.

Другой достопримечательностью Изборска стали знаменитые Словенские ключи на Городищенском озере, к которым не зарастает народная тропа ни при какой погоде. Там полным ходом совмещают и православие, и язычество. Православный священник усердно их освящает, язычески настроенные граждане кидают в потоки монетки и привязывают ленточки на кусты. Среди ленточек мало красивых — в основном обрывки тряпок. Сразу видно, что обычай забылся до голой формы. Ведь над священным местом человек просил заступничества высших сил, а ответным жестом дарил этому месту что-то красивое. Девушки отдавали ленту из косы, женщины — платок с головы, мужчины могли повесить поясок от рубахи.

Увы, ключи в последние годы не радуют былой полноводностью. А раньше на них даже мельница стояла — ее руины и жернов по-прежнему видны у берега озера. Теперь озеро зарастает, да и подземный горизонт стал истощаться. То ли советская мелиорация виновата, то ли ненасытные скважины многократно выросших за последнее время поселков.

К счастью, хотя бы крепость на Жеравьей горе время от времени реставрируют, чтобы совсем не падала. Конечно, археологические раскопки и реставрация несколько противоречат друг другу, но Изборский музей-заповедник пытается регулировать их взаимоотношения. Например, этим летом раскопали тайный ход к воде под стеной, который был перекрыт позднейшими перестройками. Правда, известняк для реставрационных работ берут уже не тот, что при постройке, потому что копать Жеравью гору запрещено. Потому и видно новую стенку сразу: она лилово-розовая на фоне глухой серо-песочной исторической кладки.

Самая старая сохранившаяся постройка крепости — башня Луковка, бывшая единственной каменной башней деревянной фортеции, возведенной раньше летописного сообщения о том, что «изборяне поставиша град Избореск на горе на Жораве и того же лета учинише стену камену». Еще позже, в конце XIV века, город обзавелся и дополнительными каменными башнями. Любопытными особенностями крепостной стены стали и защитные символы в виде фрагментов псковского орнамента и крестов, выложенных из плит непосредственно в ней. Особо стоит упомянуть рядовую застройку города (теперь, увы, села под названием Старый Изборск). Большинство домов и сараев построены в самом начале ХХ века, и, поскольку боев в Изборске практически не было, они не были разрушены фашистами. Другая причина удивительной сохранности заключается в том, что до 1940 года Изборск, как и весь Печорский район, входил в состав «буржуазной» Эстонии. Патриоты предпочитают об этом не вспоминать, но эстонцы сохраняли исторические постройки, а не разрушали их.

Пещерный город

Оставив шумный Изборск, мы направимся в тихое и уютное место неподалеку — Мальской монастырь. Добраться до него просто: выехав из Изборска и повернув направо, в сторону Печор, по указателю «Платная автодорога», нужно через пару километров снова повернуть направо по указателю «Горнолыжный курорт «Мальская долина». Платной дороги бояться не стоит — деньги за проезд по ней взимают только на эстонской границе. Не въезжая в деревню Малы, поверните сначала налево по грунтовке, а затем, в самой деревне, у часовни, — направо. У самого крайнего дома можно оставить машину и полюбоваться великолепным пейзажем, испить воды из родника, над которым стоит каменный крест, и начать спуск вниз, к виднеющейся внизу звоннице Мальского монастыря.

Монастырь просуществовал совсем недолго. Основанный в конце XV века, он был разрушен уже в 1581 году войсками Стефана Батория. А реконструированный спустя 100 лет, вскоре упразднен. Самая старая постройка — это восстанавливаемая ныне трапезная церковь. Как называлась эта церковь, в честь кого был освящен престол — никто не знает, нигде не сохранилось никаких сведений. Свой секрет имеет и восстановленный храм Рождества Христова. В алтарной части, у самой земли есть окошко, в него можно увидеть родник, вода из которого выведена через проложенную под землей трубу в небольшой сруб. Как водится, родник считается святым и, указывается, что якобы со времен древних язычников. На наш взгляд, такое утверждение весьма спорное — родников в здешних местах много, а церковь над этим поставлена спустя почти 100 лет после основания монастыря. Однако легенды у нас любят, и очередные паломники за святой водой почтительно набирают ледяную влагу, лениво вытекающую из закопанной трубы.

Церковь с двух сторон окружает кладбище, на котором в основном похоронены эстонцы и сету. Место для монастыря выбрано уединенное, что ощущается и ныне, — в отличие от переполненного туристами Изборска, здесь слышны журчание родников и шелест листьев. На противоположном высоком берегу Мальского озера, среди редких домов видна деревянная церквушка. Это деревня Захново, а церковь — подворье Печорского мужского монастыря, построенная совсем недавно, но как подворье женского Снетогорского.

С самого начала судьба этого подворья, расположенного в красивейшем месте, не задалась. Мы не знаем всей скандальной истории о собственности, что произошла в этой женской обители, но точно знаем, поскольку сами прочувствовали, что устроители этого «святого места» методично добивались, чтобы все дороги, ведущие в деревню, стали непроезжими — по ним можно двигаться только на тракторе или на подготовленном джипе. На просьбы местного населения, обращенные к монашествующим, ответ был один: «Господь поможет, будет и дорога». Вот и ждут местные жители чуда явления дороги.

Отдохнув в тишине, отправимся дальше, в Печоры. Первое, что бросается в глаза, — это особенность рядовой застройки: прибалтийская архитектура функционализма 30-х годов ХХ века. Мы направляемся по центральной улице к комплексу Псково-Печорского монастыря.

Внутрь монастыря не пойдем — эти экскурсии добротно размножены в Интернете, — а обойдем его снаружи. Идти здесь и интересно, и нелегко. Тропа хорошая, но придется подниматься на довольно крутые горки, а потом резко спускаться с них. Внешний периметр представляет собой весьма грамотно выстроенную крепостную стену. Это оборонительное сооружение на границе русских земель учитывало все особенности рельефа и гидрографии. Через крепость протекает ручей Каменец, который снабжал осажденных водой, а в сухих песчаниковых подвалах можно было долго хранить продовольствие. Но стены и башни в исправности — нет ни единого разрушающегося участка, хотя трещины, конечно, встречаются. Все шатры, кровли, решетки и даже флюгеры в исправности, и крепость производит цельное впечатление в любую погоду.

Есть в Печорах еще несколько достопримечательностей, обычно ускользающих от взгляда туриста, нацеленного лишь на монастырь. В центре стоят очень красивые водонапорная башня и действующая кирха, а в крутых берегах ручья Каменец, выше монастыря, сохранились остатки пещер («печор» по-псковски), вырытых в желтоватом песчанике. Пещеры найти непросто, но возможно, особенно когда нет листвы в каньоне, — они на участке между улицами Новые Бутырки и Зеленая. В конце 1950-х годов их изучала знаменитая исследовательница псковской истории архитектор-реставратор Елена Морозкина.

Княгиня не была лодочницей

Из Печор придется возвращаться назад, к Изборску, ибо сквозных хороших дорог, ведущих нас юг, здесь нет. Движемся по Рижскому шоссе в направлении Пскова до поворота на Тямшу. Не стоит пугаться таких возвращений — расстояния здесь несущественные. За Тямшей, перед деревней Ветошка следует повернуть налево, к реке Великой. Вскоре будет историческое место, которое топографические карты норовят скрыть, — деревня Выбуты, легендарная родина княгини Ольги. Выбуты не отмечены на многих картах, поэтому нужно ориентироваться на деревню Раздолье, в ней и поворачивать к реке, а дальше вниз по течению, по высокому каменистому берегу, до Ильинской церкви. Местные жители, которых много даже зимой, не дадут сбиться с пути.

Церковь довольно типичная для псковских местечек, но поставлена изумительно — над порожистой Великой. Рядом с храмом несколько каменных крестов, а на звоннице, под висящей до земли веревкой, красуется трогательная надпись: «Если вам нужно войти в храм, позвоните один раз в колокол, — вам откроют».

Легенда гласит, что здесь и служила перевозчицей будущая княгиня Ольга, переправила-де князя Игоря, ну а дальше все знают. К сожалению, и в этой красивой легенде приходится усомниться. Достаточно взглянуть на Великую с обрыва, и сразу станет ясно: никакие прекрасные перевозчицы здесь не нужны, поскольку так мелко, что в августе люди пешком переходят реку по порогам. Но, может, в древности было по-другому? Отнюдь. Во всех новгородских, а позднее псковских летописях Выбуты фигурируют как место с конным бродом. Так что, скорее всего, князь Игорь переправился через реку верхом, а уж где он подобрал красавицу, которая стала знаменитой псковитянкой номер один, — этого мы точно никогда не узнаем.

Зато уж что точно здесь было и до сих пор осталось, — это известняк. Все окрестные старые здания сложены из местных плит. Известняк, конечно, похуже псковского, но на небольшие постройки и известь его хватало с лихвой. Кстати, пороги на Великой образует он же, поэтому и брод здесь был всегда твердый, вполне безопасный, без ям и омутов.

Осмотрев живописные Выбуты, возвращаемся на шоссе и движемся вдоль Великой, в сторону райцентра Палкино. Если у вас на карте отмечен мост в деревне Филатова Гора и вы располагаете лишними 15 минутами, поверните к нему — не пожалеете. То, что наши картографы трудолюбиво рисуют из издания в издание, разрушено бомбой еще во время войны — из реки торчат только мостовые быки, правда очень красивые. За деревней Усадище тоже нарисован мост через Великую, но там даже быков не осталось — одна только насыпь.

В самом Палкине, откровенно говоря, делать нечего, но есть смысл посетить соседнюю деревню Борохново. Рядом, совсем у шоссе, стоит очень красивый величественный холм, абсолютно не заросший кустами. Это древнее городище — археологи датируют его второй половиной первого тысячелетия нашей эры.

Палкино проезжаем насквозь, на юг, и за деревней Симоняты поворачиваем направо, в сторону латышской границы. Вскоре мы окажемся на территории, которая до 1940 года входила в состав Латвии. Это будет заметно, как и эстонское наследие под Печорами, — не деревни, а хутора, остатки огромных хозяйственных построек, у многих старых деревенских домов непривычная архитектура. Перед хутором Ботвино (перед поворотом на Качаново), рядом с дорогой вы увидите кладбище с кирпичной оградой. Возле ветхой католической часовни, очень простой и почти заброшенной, похоронены бывшие местные жители: сплошь латышские имена и фамилии, но часто кириллицей, а не латиницей.

А вскоре будет и Качаново. В этой большой деревне, как и в Печорах, вы быстро вычлените постройки прибалтийского функционализма. Но рассказать о них некому: довоенного населения здесь не осталось. В кустах у дороги стоит небольшой костел. Летом он полностью скрыт зарослями, зато зимой виден отлично. Он тоже простенький, как и все деревенские постройки, но пока цел, несмотря на свалку, устроенную под колокольней. Самое удивительное, что в заброшенном здании сохранились настенные росписи. Есть в Качанове и православная церковь, которая исправно работала при латышах. Она довольно старая, достаточно ухоженная, как и вся территория вокруг, а на богослужения приезжают машины с латышскими номерами.

Из Качанова направимся на юго-запад — к деревне Родовое, где на берегу речки Вяды, в очень живописном месте, сохранилось поместье С. М. Неклюдова, в котором теперь детский дом. Рядом с содержащемся в хорошем состоянии деревянным барским домом достопримечательность уже геологическая: выходы известняка в каньоне Вяды, их видно с автомобильного моста.

Из Родового совсем недалеко до города Остров, где можно завершить поездку, но прямых дорог здесь, увы, нет. Выберем ту, что красивее, — через Новую Уситву и Шабаны. Возле Шабанов пересечем Великую; если посмотреть направо, вверх по течению, то видны красные берега — это выходы девонского известняка. Полюбоваться поближе берегами Великой можно за селом Сопки. Этот участок долины Великой даже объявлен природным памятником Псковской области. Вскоре покажется и окраина города Острова, через который проходит Киевская трасса, но Остров настолько богат достопримечательностями, что заслуживает отдельного рассказа.

В избранном В избранное
1184
Предложения